Сен-Жюльен: описание и особенности вин

Сен-жюльен — винодельческий регион Бордо, Франция

После впечатляющих пространств, занимаемых виноградниками Марго, мы поворачиваем на выезде из Суссана и вдруг понимаем, что виноградники закончились. Это слегка шокирует, но объясняется просто. Галечное плато было смыто много веков назад. Мы продолжаем двигаться через лес на север, но на протяжении нескольких километров гальки не видно, ее нет на берегах Жиронды вплоть до самого Сен-Жюльена, расположенного на 12 километров дальше. Сразу за ручьем Chenel du Milieu начинается галечная долина, усыпанная классифицированными виноградниками. Бесконечная вереница лоз взбирается на холмы, сбегает вниз и, минуя Сен-Эстеф, исчезает на севере.

В Медоке существует старая поговорка: если вы хотите делать великолепное вино, то вы должны видеть из своего виноградника реку Жиронду. И эта поговорка идеально подходит для Сен-Жюльена. Все лучшие виноградники коммуны — это полосы галечника, которые спускаются к неторопливым водам Жиронды. St-Julien — самый маленький из известнейших апелласьонов, он занимает 744 гектара. Деревушки Beychevelle и St-Julien совсем непримечательны в плане архитектуры.

Но зато вина просто незабываемы. Зачастую они кажутся самыми совершенными красными винами Бордо, ведь в них сочетаются отголоски ароматов Margaux и крепкое тело Pauillac, приправленное запахом кедра, еловых иголок и сухим летним ветром. Вкус этих вин богат, как корабль, везущий специи. Когда эти вина еще молоды, у некоторых из них наблюдается сливочная, медовая мягкость, но вся эта соблазнительная мишура таит в себе яркий и чистый блеск выдержанного вина St Julien. Между тем эти вина пострадали от общего для Бордо бедствия — чрезмерной урожайности. Урожаи сейчас гораздо большие, чем обычно, а если вы производите больше, то вы теряете в концентрации. Сен-Жюльен страдает от этого меньше, чем другие коммуны, поскольку здесь много классифицированных виноградников, которые растут там, где почва способна дать им все, что нужно, для вызревания винограда, даже если урожаи велики. Это одна из самых продуктивных коммун в Медоке.

Читаем этикетку

В этом апелласьоне известнейших виноградников — что сельдей в бочке. Даже местные вторые вина относятся к лучшим винам Медока — обратите внимание на надпись мелким шрифтом внизу этикетки, где указано место розлива в бутылки. Если это имя принадлежит одному из ведущих шато Сен-Жюльена, вы, скорее всего, в надежных руках. Почти все земли апелласьона классифицированы, но даже те немногие, которые не вошли в классификацию, весьма достойны.

Кстати, Beychevelle — не только название деревни на юге коммуны, но и название шато.

О вкусе.

Самые классические вина с ароматом кедра принадлежат Leoville-Barton и Langoa-Barton. Наиболее сочные и богатые вина, которые лучше всего пить через десять лет и которые сторицей вознаградят за долгое ожидание, появляются па свет в Leoville-Las-Cases, в Ducru Beaucaillou (урожаи конца 80-х были не очень хороши, но теперь шато снова встало на ноги) и в Gruaud-Larose. Beychevelle развивает удивительно отчетливый привкус сливы, a Leoville-Poyferre упрочил свое положение за счет прыжков и скачков урожаев последних лет, Lagrange выровнялся начиная с 1985 года; единственная проблема в том, что он не входит в ряд лучших винодельческих дворов коммуны. St-Pierre самое глубокое, застенчивое и лучше всего сделанное вино в Медоке. Talbot в начале 80-х немного откатился назад, но в руках нового владельца винодельческий двор снова пошел вверх. Вино Branaire Ducru все так же ужасающе переменчиво, оно чересчур легкое и хрупкое, чтобы создать классическую кедровую элегантность. Еще существует белое вино Caillou Blanc от Talbot.

Как их пить?

Относительная жирность этих молодых вин свидетельствует о том, что они хороши к жаркому из утки или дикого кабана. Однако что касается выдержанных вин Сен-Жюльена, то они требуют более легкой, утонченной пищи — аккуратно обжаренной говядины или телятины, подойдет и любая птица, прожаренная и поданная в собственном соку.

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПОКУПАТЕЛЯ

За что я плану?

Вина St Julien дороги, хотя Энтони Бартон из Leoville-Barton и Langoa Barton выступил против инфляционного повышения цен. Его вина всегда оцениваются честно, у него лучшие цены в коммуне. А вина Leoville Las-Cases и Ducru-Beaucaillou могут быть изумительными, но гораздо более дорогими, чем остальные вина Deuxieme Cru. Лучшие экземпляры включают в себя и неклассифицированные Hortevie и Terrey-Gros-Caillou, вторые вина шато Barton, Leoville-Las-Cases и Gruaud Larose.

Доступность.

Проще всего найти вторые вина, хотя в сети специализированных независимых магазинов Бордо обычно продаются и классифицированные вина.

Полезные сведения.

Chateau Leoville-Las Cases 1989 — качество 10 *, цена 10*, ценность 8 *

Chateau Leoville-Barton, 1990 — качество S -к, цена 7 *, ценность 9 *

Хорошие годы. Выдержка идет винам Сен-Жюльена на пользу. На них можно положиться как в удачные годы, так и в неудачные. Лучшие урожаи: 2000, 1999 1998, 1997, 1996, 1995, 1994, 1990 1989, 1988, 1986, 1985, 1983, 1982.

Замечания о вкусе. Существуют два вида этих вин. Одно — мягкое, медовое и, можно сказать, немного сладкое, а другое — сухое, аккуратное и ароматное.

Вино Сен-Жюльен

  • 2015
  • 2013
  • 2010
  • 2008
  • 2006
  • 2005
  • 2002
  • 1997
  • 1996
  • 1982
  • 2004
  • Показать все

Гран Бато Блан 750 мл

Вино светло-золотистого цвета.Тонкий букет вина источает ароматы ванили и экзотических фруктов. Вкус вина полный, богатый, жирный, красивый, с исключительной гармонией между тонами фруктов, кислотностью и нюансами дерева.Вино идеально для любого времени, прекрасно как аперитив, хорошо сочетается с блюдами из рыбы и морепродуктами.

Вино насыщенного темно-рубинового цвета.Вино имеет изящный, пряный, комплексный аромат, в котором мягкие тона черной смородины, пряной сливы и сладость малины, дополняет черный шоколад, сушеные цветы и горечь табачного листа. Вино обладает богатым, концентрированным, глубоким вкусом, который украшают бархатистые танины и продолжительное послевкусие с ягодными нотками.Вино прекрасно дополняет блюда из запеченой говядины, холодные мясные закуски и выдержанные сыры.

Амираль Де Бешвель 0.375 литра

Вино цвета спелого граната.В аромате вина доминируют тона черной смородины и ежевики, к которым добавляются легкие нотки пряностей.Вино обладает мощной полнотелой текстурой с хорошо интегрированными округлыми танинами. Элегантный вкус раскрывается ярко выраженными нотами черной смородины, к которым добавляются тона ежевики, пряностей и дуба. Вино прекрасно сочетается с жареным мясом или мясом на гриле, а также со стейком из телятины, блюдами из дичи и сырами.

Шато Лаланд Бори Сен-Жюльен АОС 750 мл

Вино насыщенного рубинового цвета.Вино обладает ароматом с доминирующими ягодными нотками (вишни, малины, красной смородины), примечаниями специй и шоколада.Вино имеет приятный вкус с шелковистыми, изящными и хорошо интегрированными танинами. Продолжительное, гладкое и легкое послевкусие.Вино прекрасно сочетается с жареным мясом, особенно мясом молодого барашка.

Лароз де Грюо 750 мл

У вина темно-рубиновый цвет с красно-гранатовыми бликами.Насыщенный аромат вина изобилует оттенками ежевики, вишни, смородины, подлеска, корицы и трав.Вино демонстрирует щедрый, хорошо сбалансированный вкус с округлыми танинами, элегантной текстурой и продолжительным, фруктовым послевкусием.Вино отлично сочетается с блюдами из мяса, дичи и птицы, а также сырами и трюфелями. Прекрасно подходит к блюдам итальянской, испанской и французской кухни.

Читайте также:  Маконэ: описание и особенности вин

Шато Тальбо, Сен-Жюльен 4-й Гран Крю Классе

Вино глубокого рубиново-пурпурного цвета. Вино отличается пробирающими минеральными нотками дополненными фруктово-шоколадными нюансами. Отличный стиль: вкус хрустящий и свежий, увлекающий и захватывающий, мягкий и округлый. Послевкусие деликатное и продолжительное.Вино прекрасно сочетается с блюдами из мяса и дичи, а также сырами.

Коннетабль де Тальбо

Вино тёмно-гранатового цвета. Вино обладает насыщенным ароматом табака, жареных зерен кофе, черной смородины и красных лесных ягод. Вино имеет гармоничный, насыщенный вкус с нормальной кислотностью и долгим послевкусием. Вино прекрасно сочетается с блюдами из мяса, дичи и сырами.

Кло дю Марки 750 мл

Вино насыщенного красного цвета с фиолетовыми отблесками.Элегантное вино с ароматом спелых фруктов, цветов и кедра.Хорошо сбалансированное полнотелое вино со свежим шелковистым вкусом и долгим послевкусием.Вино прекрасно дополнит мясные блюда, которые приготовлены на гриле или приправлены всевозможными пряными соусами. Рагу из говядины и выдержанные сыры.

Амираль Де Бешвель 750 мл

Вино темно-гранатового цвета с кирпично-красным оттенком.Красивую фруктово-ягодную палитру, представленную ароматами сливы, черной смородины и ежевики обогащают оттенки лакрицы, перца и нотки мускуса.Вину присущ элегантный, классический, прекрасно сбалансированный вкус с приятной кислотностью, наполненный мясистыми тонами спелых фруктов. “Amiral De Beychevelle” финиширует длительным освежающим послевкусием с нюансами ягод и ванили.Вино подают к жаркому, жареному голубю, рагу из говядины и стейку из телятины, свиной вырезке и дичи. Оно отлично сочетается с жареным и приготовленным на гриле мясом, грибным жульеном, омлетом с грибами и трюфелями, а также с сырами с плесенью типа Бри и Камамбер.

Вино Коннетабль Тальбо Сен-Жюльен 0,75 л

Выдержанное в дубовой бочке

Saint -Julien AOC. Connetable de Talbot

Коннетабль Тальбо является Вторым вином знаменитого Шато Тальбо Гран Крю Классе Сен-Жюльен. Оно похоже на своего старшего брата, но созревает быстрее.

Цвет, аромат и вкус

Цвет насыщенный фиолетовый.

Аромат наполнен нотами спелых ягод черники и вишни с нюансами пряностей и жареных орешков.

Вкус мягкий, округлый, сбалансированный, средней плотности, с хорошо структурированными танинами, с оттенками шоколада и ванили в послевкусии.

Гастрономические сочетания

Шато Тальбо занимает 110 га в городе Сен-Жюлен-Бейшевель в апелласьоне Сен-Жюлен.

Название замка происходит от фамилии английского генерала, жившего в XV веке – коннетабля Джона Тальбо (Сonnétable John Talbot), графа Шрусбери (Shrewsbury). В течение 30 лет Джон принимал участие в Столетней Войне, отвоевал у французов много территорий, в том числе регион Жиронда, и за это был прозван «подполковник Гиени». Местное население бурно приветствовало его как «Короля Тальбо».

В 1453 году в битве при Кастийоне, недалеко от Шато д’Эгий, он умер на поле сражения. Узнав о его смерти, король Франции Карл VII заявил в память о Коннетабле: «Пусть Бог примет в своё королевство доброго рыцаря». Хотя они были врагами, король Франции глубоко уважал его рыцарские достоинства.

По классификации 1855 года Шато Тальбо стало 4-м Гран Крю Классе.

В течение двух столетий, поместье было собственностью семьи Маркизы д’Окс де Леску (Marquis d’Aux de Lescout), которая развивала виноградники.

В 1917 году Дезире Кордье (Désiré Cordier) стал новым владельцем Шато. В конце XIX века Дезире работал винным негоциантом в городе Туль (Toul) на северо-востоке Франции – в тех краях, где проходила война 1870 года. Опасаясь нового конфликта с немецким соседом, он решил отправить жену с маленьким сыном Жоржем в Бордо, и в то же время открыть там негоциантский бизнес. Накануне Первой Мировой Войны он переехал туда окончательно. В 1917-м он купил Шато Тальбо. Под его руководством Шато добилось признания среди самых знаменитых бордоских Гран Крю Борделе. Дезире купил и другие Гран Крю, среди которых Шато Грюо Лароз, 2-ой Гран Крю Классе Сен-Жюльена.

В 1925 году Дезире стал мэром Сен-Жюльена. В начале 1930-х официальная статистика не вызывала никаких сомнений: в Медоке средняя продолжительность жизни была гораздо выше, чем в других регионах страны. В 1934-м Дезире создал в Сен-Жюльене «Праздник Долголетия», который торжественно открыл Премьер-министр Альбер Лебрен (Albert Lebrun). В своей речи мэр произнёс: «Мы проявили бы неуважение к нашему национальному напитку, если бы игнорировали сравнение в пользу наших хороших и вкусных вин. Согласно статистике, Медок и, особенно, Сен-Жюльен является родиной восьмидесятилетних. Это и есть доказательство того, что хорошее вкусное вино является эликсиром долголетия!»

Сын Дезире – Жорж и его внук Жан продолжали отцовское дело, сохраняя Шато Тальбо на самых вершинах Медока. Дочерей Жана назвали Нэнси (Nancy) и Лорэн (Lorraine) – в честь региона, откуда они родом – Лотарингия. Жан умер в 1993 году.

Сегодня Нэнси Кордье – дочь Жана – владеет Тальбо и обеспечивает славу Шато вместе с мужем Жан-Полем и детьми: Филиппин (Philippine), Маргерит (Marguerite) и Гюставом Биньон (Gustave Bignon).

Жан-Мишель Лапорт (Jean-Michel Laporte) – бывший главный энолог некоторых шато, в том числе Ля Консейянт (La Conseillante) в Помроле – является Мэтром де Шэ с 2007 года. В 2018-м был отмечен сотый миллезим семьи Кордье.

Второе вино Шато – Коннетабль Тальбо – было создано в 1960-х годах в память о знаменитом английском полководце.

Церковь Сен-Жюльен-ле-Повр

Église Saint-Julien-le-Pauvre

Парижская церковь Сен-Жюльен-ле-Повр не поражает своими размерами, не удивляет и архитектурным богатством декоративных форм. Тем не менее, прогуливаясь по Латинскому кварталу Парижа, невозможно не обратить на неё внимание. Она по праву считается одним из старейших действующих храмов столицы и за многие века её истории в этих стенах побывало множество прихожан, оставивших яркий след во французской и мировой культуре.

На заре Средневековья на пересечение построенных во времена Римской империи дорог уже стояла небольшая часовня, мимо которой проходил путь паломников к знаменитой могиле апостола Якова в кафедральном соборе Сантьяго-де-Компостела. В 580 году под её сводами к паломникам и прихожанам обращался со своими проповедями выдающийся историк и богослов Григорий Турский.

В 886 году бесчисленные походы норманнов на Париж погубили часовню: она погибла в пламени пожара во время одного из набегов. Восстановить храм намеревался герцог Бургундии и будущий король Франции Генрих I, но его благочестивым планам так и не было дано осуществиться.

Реальное строительство церкви Сен-Жульен-ле-Повр на месте сгоревшей часовни началось только в 1180 году и завершилось спустя 60 лет Его инициатором стало аббатство Святого Юлиана Госпитальера. В названии храма и аббатства увековечена память о епископе Ле-Мана, который разделил все свои средства между особенно нуждающимися горожанами. После смерти за свои добрые дела он был причислен к лику святых угодников и обрёл своих почитателей. В XII в в ещё не законченном храме читали проповеди и служили мессы Г. де Шампо и его блистательный ученик Т. Абеляр.

Читайте также:  Либурнэ: описание и особенности вин

Продолжительное время с XIII в. аббатство было одним из центров интеллектуальной жизни Парижа, в которой активное участие принимали студенты недавно открывшегося Парижского университета. Под сводами церкви Сен-Жульен-ле-Повр регулярно проходили бурные студенческие теологические диспуты, привлекавшие внимание Альберта Великого, Ф. Вийона и Ф. Рабле.

В религиозной жизни храма деятельное участие принимал Фома Аквинский, а на мессах присутствовал бывавший в Париже Данте Алигъери. Студенческим штудиям в храме пришел конец, после того как в 1524 году они, недовольные итогами выборов ректора университета, учинили в нём сокрушительный погром.

В середине XVI в. аббатство Сен-Жульен-ле-Повр пришло в упадок, а его перестроенная церковь, утратив свой интеллектуальный блеск, стала местом утешения больных и обездоленных. Великая Французская революция нанесла сокрушительный удар по старинной церкви. Все богослужение были прекращены, а под её крышей разместился соляной склад. Возвращение храма верующим греко-католического вероисповедания состоялось только в 1889 году, когда она была передана мелькитской общине Парижа. Тем не менее, и после этого церковь ещё в течение нескольких десятилетий находилась в плачевном состоянии.

Благоприятный поворот в истории храма связан с неожиданным интересом к нему со стороны дадаистов, избравших прилегающий к нему сквер своим любимым местом встреч. Среди руин аббатства и запущенного садика у стен храма А. Бретон, П. Элюар, Л. Арагон, Ф. Пикабиа проводили свои шокирующие обывателей творческие вечера. В 1924 году комиссар Старого Парижа на заседании муниципалитета потребовал привести в порядок сквер около церкви Сен-Жульен-ле-Повр и обратить больше внимание на безусловно заслуживающий этого памятник истории и культуры.

Архитектура и интерьер: сюрпризы Сен-Жюльен-де-Повр

Первоначальный облик церкви Сен-Жюльен-де-Повр не раз менялся с течением времени, но стилевые особенности готической архитектуры присущие ей и сегодня. Следы романского наследия просматриваются во внушительных контрфорсах храма, укрепляющих апсиду и в мощных колоннах, поддерживающих свод. Ощущение глубокой старины поддерживается созерцанием фрагментов плит римской дороги у стен церкви и древнего колодца.

В интерьере церкви Сен-Жульен-ле-Повр знатока искусства и рядового туриста очаруют великолепные капители колонн, чудесная каменная резьба надгробий XV в., иконстас XVII в., искусные барельефы, созданные мастерами XVI столетия и ажурные кованные украшения. Очень необычно выглядят на стенах храма в центре Парижа и многочисленные православные иконы в византийском стиле.

Сен-Жюльен-Ле-Повр

Сен-Жюльен-Ле-Повр (фр. Saint-Julien-le-Pauvre) — приходская церковь греко-католиков мелькитского толка. Считается одной из старейших и самых маленьких церквей в Париже. Не считая незначительных интерьерных деталей, сохранила первоначальный романский стиль.

Содержание

содержание:
история и описание
фотогалерея
график работы
входной билет
полезные ссылки
адрес
на карте Парижа

Вероятно, на месте, где сегодня расположена церковь, находился приют паломников и старый храм VI века. Поскольку здесь был перекрёсток римских дорог, по которым паломники отправлялись в Испанию (почтить гробницу святого Иакова), то появление христианских построек было вполне закономерным. По крайней мере, епископ Тур Григорий в 582 году упоминает о храме на этом месте, когда перечисляет базилики Меровингов в Париже. Уже тогда он носил имя Юлиана Бедного (в переводе с фр. «Ле Повр» — «бедный»).

В X веке храм был разрушен вследствие опустошительных норманнских набегов. Его руины простояли до начала XII века, когда было принято решение возвести здесь новое сооружение. Строительство началось в 1165 году и во многом поддерживалось монашеской общиной Аббатства Клюни. Их помощь была неоценима, поскольку процесс возведения нефа и хоров особенно затянулся. Постройка была завершена только в 1250 году.

В стенах церкви Сен-Жюльен-ле-Повр проходили не только службы, но также собрания факультета богословия и искусств Парижского университета. Здесь встречались студенты и лекторы, среди известных людей стоит отметить поэта Франсуа Вийона и писателя Франсуа Рабле, Абеляра и де Шампо. С церковной кафедры вёл проповеди Фома Аквинский. Таким образом, со временем церковь приобретает особое значение (прежде всего для студентов) и становится одним из центров университетской жизни, богословских споров и диалектики. Рабле, к слову, увековечил в своих романах пародийные описания трудов, которые приводили студента к докторской степени.

подсказка: если хотите найти недорогой отель в Париже, рекомендуем посмотреть этот раздел специальных предложений. Обычно скидки составляют 25-35%, но иногда достигают 40-50%.

Слава Сен-Жюльен-Ле-Повр как студенческого и учёного центра продолжалась несколько веков, но в XVI веке именно студенты стали причиной её упадка — они были недовольны итогами выборов ректоров и устроили погром. В середине XVI века церковь частично перестроили и отдали в распоряжение близлежащей больнице и богадельне. Современный вид достопримечательности был сформирован именно в то время. Общий стиль сооружения остался романским, по причине того, что ни одну свою задумку архитекторы разных эпох так и не довели до конца. Только в некоторых элементах интерьера можно наблюдать готический стиль. Главным роскошным элементом является деревянный иконостас с оригинальной резьбой, созданный художником из Дамаска.

Во времена Великой революции Сен-Жюльен-Ле-Повр использовали в качестве склада для соли. Своё прежнее христианское значение церковь обрела только в конце XIX века, когда сооружение отреставрировали и передали грекокатолической мелькитской общине Парижа, которая в это время быстро набирала популярность за счёт иммигрантов из Ближнего Востока. Сен-Жюльен-Ле-Повр и по сей день остаётся церковью мелькитской общины, поэтому службы здесь ведутся на греческом языке по византийскому обряду.

У входа в церковь можно разглядеть памятку истории — дорожные плиты, оставшиеся здесь с римских времён. Другой интересной достопримечательностью является почтенного возраста дерево, робиния, которое посадил ботаник Робэн в 1601 году. От старости дерево готово упасть, поэтому опирается на бетонную плиту.

Прогулка по Парижу — групповая экскурсия (не более 15 человек) для первого знакомства с городом и главными достопримечательностями — 2 часа, 20 евро

Экскурсия по Монмартру — открыть историческое прошлое богемного квартала, где творили и бедствовали известные скульпторы и художники — 3 часа, 40 евро

Экскурсия по острову Ситэ — знакомство с историческим центром Парижа от зарождения города до наших дней — 3 часа, 40 евро

Сен-Жюльен: описание и особенности вин

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 669
  • КНИГИ 591 020
  • СЕРИИ 22 050
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 551 019

Лет десять назад наши знания о винах Бордо ограничивались несколькими цитатами из дореволюционной литературы о лафите, сотерне и прочих недоступных для нас в то время драгоценных элементах европейской культуры. Впечатляющие и загадочные рекомендации из поваренных книг той поры только ставили в тупик: «После говядины… медок, сен-жюльен, сент-эстеф, го-брион, марго, шато-леовиль, шато лафит, дюфур, джонстон, крузе… лафит-бартон, бран-мутон…»[1] — или: «В начале завтрак употребляются водки и ратафии… В середине и в конце употребляются следующие вина и напитки: Медок ст. жюльен 75 к. бутылка, Лафит от 90 к. до 1 р. …»[2]

Теперь достаточно зайти в соседний супермаркет, чтобы обнаружить там полки, заставленные винами Бордо по цене, увы, совсем другого порядка — от 10 до 100 евро, а то и выше.

Винная карта любого уважающего себя ресторана также содержит длинный ряд бордоских AOC (от французского Appellation d’Origine Contrôlée — наименование, контролируемое по происхождению, своеобразная гарантия качества, указанная на этикетке вина). Но мы успели утратить культурные традиции, связанные с винами Бордо, они остались в дореволюционной России, да и за 100 лет многое изменилось. Так что теперь каждому поклоннику вин Бордо приходится начинать с нуля и прокладывать дорогу по terra incognita бордоских вин самому, пытаясь ориентироваться на знакомой ранее только по названиям местности, чтобы составить собственный сокровенный план Бордо. Вспомогательную информацию в России можно почерпнуть на уже нередких дегустациях, а также из пока еще, к сожалению, весьма малочисленных изданий. Надеюсь, что эта книга, в которой представлена одна из множества возможных точек зрения на вина Бордо, окажется полезной для всякого пытливого «винолюба» и хотя бы частично восполнит пробел в этой области.

Взявшись за этот непосильный труд, я прошу читателей отнестись к получившейся книге скорее как к ненавязчивому путеводителю и занимательному введению в предмет, чем как к практическому руководству к действию, которому надо следовать «от и до». Конечно, я старалась написать обо всех достойных бордоских винах, однако современный винодельческий мир Бордо бурно развивается, и мне, безусловно, не удалось объять необъятное. Так что основное внимание в книге уделяется тому Бордо и тем его винам, которые мне посчастливилось узнать. Заранее прошу прощения за возможные упущения и неточности, особенно при передаче названий винодельческих поместий: главным образом я следовала правилам местного бордоского произношения, а оно порой резко расходится с классическими нормами французского языка. Во избежание разночтений после первого упоминания в скобках приводится оригинальное название на французском.

Хотела бы выразить свою глубокую признательность всем, кто сделал возможным выход «Вин Бордо». Это, разумеется, сотрудники издательства, в первую очередь мужественно сносившая многочисленные несовершенства автора куратор проекта Ирина Леонтьева. Это и моя многострадальная семья, которая была вынуждена много месяцев терпеть «муки творчества», сопровождавшие работу над материалом. Их постоянную помощь и поддержку невозможно переоценить: без нее эта книга просто не смогла бы появиться на свет.

Также хочу поблагодарить всех, кто когда-либо помогал мне ориентироваться в этом дивном винном мире: Анатолия Корнеева, Александра Купцова, Игоря Сердюка, Патриса Тережоля, Александра Николаевича Филина, Наталью Чернову, Инее Сайкину и многих, многих других, в особенности Хью Джонсона, чей справочник (Wine Companion) был моей первой настольной винной книгой, и Дженсис Робинсон — благодаря ее советам мне удалось не заблудиться в винном лабиринте Бордо. Спасибо также компаниям «Виником» и «АП-Трейд», представители которых помогли организовать несколько важных встреч. Не могу не упомянуть и несколько важных бесед с так рано ушедшим из жизни Франком Арди.

Эта книга не состоялась бы и без дружеского участия бордоских виноделов, всегда готовых поделиться своим временем и мыслями. Ив Арман, Анн и Оливье Бернар, Юбер де Боюар де Лафоре, Бертран Бутейе, Ален Вотье, Сильви и Жак Гинодо, Жан-Мишель Каз, Давид Лоне, граф Александр де Люр-Салюс, Беренис Люртон, Кристиан Медевиль, Жан Мерло, Кристиан Муэкс, Анн и Фабрис Неель, семья Николя, Поль Понтайе, Дани Роллан, Арно де Сез, Жан-Люк Тюневен, Серж Чехов, сотрудники Дома вина AOC Кот де Бур и многие другие оказали мне поистине бесценную помощь.

Отдельное спасибо Шарлотте Дюбоск, а также организаторам проходившего в Бордо летом 2003 года интереснейшего симпозиума, посвященного образам вина, — Мартине Жоли и Юберу Каюзаку. Благодаря их усилиям мне удалось принять участие в работе этого замечательного форума.

Не могу не выразить свою признательность и Брюно Буадрону, директору «Издательского дома Фере», предоставившему в мое распоряжение новейшее издание справочника «Бордо и его вина» (он регулярно выпускается на протяжении более 150 лет), захватывающий и изобилующий полезной информацией фолиант, насчитывающий 2430 страниц…

Вина Бордо: немного истории

Как они возникли — Шато О-Брион, Лафит, Латур, Марго, Мутон, д’Икем, Озон, Шваль Блан, Петрюс и другие прославленные вина Бордо, и почему цены на них исчисляются сотнями евро? Почему от одних вин Бордо возникают райские ощущения неописуемой сложности, а от других сводит челюсти? Что представляет собой этот крупнейший в мире регион-производитель элитного вина, департамент Жиронда, виноградники которого, общей площадью более 120 тысяч гектаров, дают от 300 до 600 миллионов литров вина в год в зависимости от урожая?

На эти и многие другие вопросы и призвана ответить данная книга. Но начнем по порядку — с истории возникновения и развития этого знаменитого виноградника, расположенного на юго-западе Франции, по берегам рек Гаронна и Дордонь и их продолжения — Жиронды (длиной 75 и шириной до 10 километров), впадающей в Атлантический океан. Город Бордо, давший название местным винам, стоит на Гаронне невдалеке от ее слияния с Дордонью, примерно там, где некогда существовало небольшое кельтское поселение битуригов-вибисков Burdigala (Бурдигала). В 56 году до н. э. это поселение было подчинено Риму легатом Цезаря Публием Крассом и стало позднее, во II веке н. э., столицей римской провинции Аквитания.

Греческий географ и историк Страбон, рассказывая о городе, каким он был при императоре Августе, не счел достойными упоминания виноградники, если они там и существовали в его время. Но не прошло и 100 лет, как римлянин Плиний в своей «Естественной истории» уделил серьезное внимание достоинствам местной лозы Vitis biturica. Считается, что именно от нее в результате различных мутаций произошло прославившееся в наше время сортовое семейство: Каберне Совиньон, Мерло, Пти Вердо, Совиньон Блан и др.

Культуру виноделия вместе с подходящими для местного климата сортами виноградных лоз[3] принесли на своих мечах римляне, и местные жители, за несколько веков до этого приобщенные к культуре «винопития»[4], достаточно быстро освоили все необходимые технологии для производства излюбленного напитка.

Виноделие в этих новых для него местах Галлии, в которых кельты раньше умели только варить пиво и сбраживать медовуху, прижилось так хорошо, что в конце I века н. э. император Домициан издал указ о сокращении в провинциях площадей под виноградники вдвое (а в Италии запретил посадки новых виноградников).

Великие французские умы, такие как знаменитый бордоский философ Монтескье или ученый Шапталь — изобретатель шаптализации (добавления в сусло сахара для улучшения ферментации и повышения крепости будущего вина), склонны были толковать этот указ как проявление черной зависти старого Рима к восходящей винодельческой звезде будущей Франции и ее новому для античного вкуса бочковому вину. Однако, по свидетельству Светония, этот указ был направлен против виноградников, занимавших пахотные земли и, таким образом, вместо хорошего зерна в изобилии производящих дрянной виноград.

Ссылка на основную публикацию