Чаек мистера Пиквика: как приготовить в домашних условиях пошагово

Чаек мистера пиквика

Такой чаек лучше всего подойдет, чтобы согреть замерзших и утешить разочарованных.

2 ч. ложки сухого листового чая 5 ст. ложек сахара или 3—4 ст. ложки меда 1/2 палочки ванили

1 стакан ректифицированного спирта (95 %)

2 рюмочки рома или бренди (40 мл)

1 стакан чистой водки (45 %)

1 стакан родниковой воды

сок и кожура 12 лимона

Воду вскипятить с ванилью и залить ею чай, лучше всего в керамическом чайнике, но можно и в кастрюльке, накрыть. Оставить на 10 минут, процедить, перемешать с сахаром или медом, а также с кожурой и соком лимона. Охладить и процедить в ошпаренную водой большую бутылку или банку. Добавить спирт, водку, ром или бренди, плотно закрыть и оставить на 2—3 месяца.

Внимание, только СЕГОДНЯ!

ДРУГОЕ

Настойка «бабье лето»

Сухая благородная настойка на все случаи жизни, например, под нее хорошо вспоминается среди зимы о прекрасном солнечном…

Липовая настойка

Очень хороший женский ликер, помогает при простуде, бессоннице и приступах хандры.5 пригоршней свежих цветков липы…

Ликер «польское лето»

Очень вкусный домашний ликер, достойное украшение именинного стола или застолья по случаю серебряной свадьбы.…

Кофейный ликер

410 г кофе мокко, 2 л спирта, кожура 2 померанцев, 1,64 кг сахара, 750 мл воды.Зерна кофе поджарить чуть меньше, чем…

Вишневый ликер

Видео: Делаем вишневый ликер, наливку «Спотыкач» – Все буде добре – Выпуск 215 – 10.07.2013Видео: Вишнёвый…

Яблоко адама

Какой вкус был у яблока, которым Ева угостила Адама? Может быть, такой же, как у этого вкусного, оригинального и…

Черниковка

Красивый цвет, благородный аромат — это, несомненно, один из самых лучших ягодных ликеров.1 кг черники3—4 раздавленные…

Силезская медовуха

Вкусная и эффективная при простуде, гриппе и просто обычном замерзании. Подходит и мужчинам, и дамам. 1 стакан меда1…

Ратафия прабабки жоховской

Старинный рецепт, который когда-то был ревностно охраняемой семейной тайной. Но теперь другие времена, и имеет смысл…

Малиновка лесничего

Малиновый сок, разрешенный с 18 лет.2 стакана сока свежей малины1/2 л хлебной водки1/2 палочки ванили или пакетик…

Лимоновка на скорую руку

Великолепна, когда нужно похвастаться домашней наливочкой, а та в кладовке отсутствует. 3 больших лимона с толстой…

Краковская вишневка

Говорят, что краковские торговки традиционно лакомились этим напитком в последние дни карнавала, очень шумно…

Конец лета

Видео: КОНЕЦ ЛЕТА 🙁 | СТРИМВидео: Конец лета, НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ, отдых на природеФранцузы очень ценят этот напиток,…

Добрые супруги

Похожая настойка производилась раньше под названием «Редловка» и пользовалась большой популярностью.1 л…

Дамское мокко

Превосходный ликер для дамских встреч в узком кругу любительниц черного кофе, намного более благородный по вкусу, чем…

Грушевка моденская

Если у вас есть электрическая или паровая соковыжималка, можно без труда приготовить этот вкусный ликер.1 —3 кг зрелых…

Горский чаек

Видео: Реклама от Горцев от ума – Быт.химия “Чайка”Превосходное лекарство от простуды и плохого настроения,…

Гарволинская тминовка

Превосходный мужской напиток, не только лечит от печали, но и прекрасно помогает при расстройствах пищеварения после…

Вересковка

Это так называемый «мед под напряжением».1 стакан верескового меда тертая кожура и сок 1 большого лимона…

Варшавский рассвет

Легкий для приготовления и вкусный ликер, его без проблем можно приготовить даже в условиях тесной городской квартиры.…

Богатырское сердце

Замечательный ликер из боярышника, который, как известно, оказывает благотворное влияние на сердце. Отсюда и название…

Чаек мистера Пиквика: как приготовить в домашних условиях пошагово

Посмертные записки Пиквикского Клуба

[1]В предисловии к первому изданию «Посмертных Записок Пиквикского Клуба» было указано, что их цель – показать занимательных героев и занимательные приключения; что в ту пору автор и не пытался развить замысловатый сюжет и даже не считал это осуществимым, так как «Записки» должны были выходить отдельными выпусками, и что по мере продвижения работы он постепенно отказался от самой фабулы Клуба, ибо она явилась помехой. Что касается одного из этих пунктов, то впоследствии опыт и работа кое-чему меня научили и теперь, пожалуй, я предпочел бы, чтобы эти главы были связаны между собой более крепкой нитью, однако они таковы, какими были задуманы.

Мне известны различные версии возникновения этих Пиквикских Записок, и для меня, во всяком случае, они отличались прелестью, полной неожиданности. Появление время от времени подобных домыслов дало мне возможность заключить, что мои читатели интересуются этим вопросом, а потому я хочу рассказать о том, как родились эти Записки.

Был я молод – мне было двадцать два – двадцать три года, – когда мистеры Чепмен и Холл, обратив внимание на кое-какие произведения, которые я помещал тогда в газете «Морнинг Кроникл» или писал для «Олд Монсли Мегезин» (позже была издана серия их в двух томах с иллюстрациями мистера Джорджа Круктенка), явились ко мне с предложением написать какое-нибудь сочинение, которое можно издать отдельными выпусками ценой в шиллинг – в то время я, да, вероятно, и другие знали о таких выпусках лишь по смутным воспоминаниям о каких-то нескончаемых романах, издаваемых в такой форме и распространяемых странствующими торговцами по всей стране, – помню, над иными из них я проливал слезы в годы моего ученичества в школе Жизни.

Когда я распахнул свою дверь в Фарнивел-Инн перед компаньоном, представителем фирмы, я признал в нем того самого человека, – его я никогда не видел ни до, ни после этого, – из чьих рук купил два-три года назад первый номер Мегезина, в котором со всем великолепием было напечатано первое мое вдохновенное произведение из «Очерков» под заглавием «Мистер Миннс и его кузен»; однажды вечером, крадучись и дрожа, я со страхом опустил его в темный ящик для писем в темной конторе в конце темного двора на Флит-стрит. По сему случаю я отправился в Вестминстер-Холл и зашел туда на полчаса, ибо глаза мои так затуманились от счастья и гордости, что не могли выносить вид улицы, да и нельзя было показываться на ней в таком состоянии. Я рассказал моему посетителю об этом совпадении, которое показалось нам обоим счастливым предзнаменованием, после чего мы приступили к делу.

Сделанное мне предложение заключалось в том, чтобы я ежемесячно писал нечто такое, что должно явиться связующим звеном для гравюр, которые создаст мистер Сеймур, и то ли у этого превосходного художника-юмориста, то ли у моего посетителя возникла идея, будто наилучшим способом для подачи этих гравюр явится «Клуб Нимрода», члены которого должны охотиться, удить рыбу и всегда при этом попадать в затруднительное положение из-за отсутствия сноровки. Подумав, я возразил, что хотя я родился и рос в провинции, но отнюдь не склонен выдавать себя за великого спортсмена, если не считать области передвижения во всех видах что идея эта отнюдь не нова и была не раз уже использована; что было бы гораздо лучше, если бы гравюры естественно возникали из текста, и что мне хотелось бы идти своим собственным путем с большей свободой выбирать людей и сцены из английской жизни, и я боюсь, что в конце концов я так и поступлю, независимо от того, какой путь изберу для себя, приступая к делу. С моим мнением согласились, я задумал мистера Пиквика и написал текст для первого выпуска, а мистер Сеймур, пользуясь гранками, нарисовал заседание Клуба и удачный портрет его основателя – сей последний был создан по указаниям мистера Эдуарда Чепмена, описавшего костюм и внешний вид реального лица, хорошо ему знакомого. Памятуя о первоначальном замысле, я связал мистера Пиквика с Клубом, а мистера Уинкля ввел специально для мистера Сеймура. Мы начали с выпусков в двадцать четыре страницы вместо тридцати двух и с четырех иллюстраций вместо двух. Внезапная, поразившая нас смерть мистера Сеймура, – до выхода из печати второго выпуска, – привела к незамедлительному решению вопроса, уже назревавшего: выпуск был издан в тридцать две страницы только с двумя иллюстрациями, и такой порядок сохранился до самого конца.

С большой неохотой я вынужден коснуться туманных и бессвязных утверждений, сделанных якобы в интересах мистера Сеймура, будто он принимал какое-то участие в замысле этой книги или каких-то ее частей, о чем не указано с надлежащей определенностью в предшествующих строках. Из уважения к памяти брата-художника и из уважения к самому себе я ограничусь здесь перечислением следующих фактов:

Мистер Сеймур не создавал и не предлагал ни одного эпизода, ни одной фразы и ни единого слова, которые можно найти в этой книге. Мистер Сеймур скончался, когда были опубликованы только двадцать четыре страницы этой книги, а последующие сорок восемь еще не были написаны. Никогда я не видел почерка мистера Сеймура. И только один раз в жизни я видел самого мистера Сеймура, а было это за день до его смерти, и тогда он не делал никаких предложений. Видел я его в присутствии двух человек, ныне здравствующих, которым прекрасно известны все эти факты, и их письменное свидетельство находится у меня. И, наконец, мистер Эдуард Чепмен (оставшийся в живых компаньон фирмы Чепмен и Холл) изложил в письменной форме, из предосторожности, то, что ему лично известно о происхождении и создании этой книги, о чудовищности упомянутых необоснованных утверждений и о явной невозможности (детально проверенной) какого бы то ни было их правдоподобия. Следуя принятому мною решению быть снисходительным, я не буду цитировать сообщение мистера Эдуарда Чепмена о том, как отнесся его компаньон, ныне покойный, к упомянутым претензиям.

«Боз», мой псевдоним в «Морнинг Кроникл» и в «Олд Монсли Мегезин», появившийся и на обложке ежемесячных выпусков этой книги и впоследствии еще долго остававшийся за мной, – прозвище моего любимого младшего брата, которого я окрестил «Мозес» в честь векфилдского священника; это имя в шутку произносили в нос, оно превратилось в Бозес и уменьшительно – в Боз. Это было словечко из домашнего обихода, хорошо знакомое мне задолго до того, как я стал писателем, и потому-то я выбрал его для себя.

О мистере Пиквике говорили, что, по мере того как развертывались события, в характере его произошла решительная перемена и что он стал добрее и разумнее. По моему мнению, такая перемена не покажется моим читателям надуманной или неестественной, если они вспомнят, что в реальной жизни особенности и странности человека, в котором есть что-то чудаковатое, обычно производят на нас впечатление поначалу, и, только познакомившись с ним ближе, мы начинаем видеть глубже этих поверхностных черт и узнавать лучшую его сторону.

Если найдутся такие благонамеренные люди, которые не замечают разницы (а иные ее не заметили, когда только что появились в печати «Пуритане»[2] между религией и ханжеством, между благочестием истинным и притворным, между смиренным почитанием великих истин Писания и оскорбительным внедрением буквы Писания – но не духа его – в самые банальные разногласия и в самые пошлые житейские дела, – пусть эти люди уразумеют, что в настоящей книге сатира направлена всегда против последнего явления и никогда против первого. Далее: в этой книге последнее явление изображено в сатирическом виде, как несовместимое с первым (что подтверждает опыт), не поддающееся слиянию с ним, как самая губительная и зловредная ложь, хорошо знакомая в человеческом обществе, – где бы ни находилась в настоящее время ее штаб-квартира – в Экстер-Холле[3], или в Эбенезер Чепл[4], или в обоих этих местах. Пожалуй, лишнее продолжать рассуждения на эту тему, столь самоочевидную, но всегда уместно протестовать против грубой фамильярности со священными понятиями, о которых глаголят уста и молчит сердце, или против смешения христиан с любой категорией людей, которые, по словам Свифта, религиозны ровно настолько, чтобы ненавидеть, и недостаточно для того, чтобы любить друг друга.

Готовите?

Все о кулинарном искусстве…

Стрипсы как в KFC – горячая закуска для большой компании

Стрипсы – очень популярное блюдо в меню КФС, которое представляет собой кусочки белого нежного мяса курицы в хрустящей панировке. Отличие этого фастфуда от наггетсов — в способе приготовления и размере. Наггетсы делают небольшими и перед обжаркой панируют в сухарях. Стрипсы режут длинными полосками и применяют несколько способов панировок и специальную технологию обваливания.

Читайте также:  Рябиновый ликер: как приготовить в домашних условиях пошагово

Калорийность яства в среднем составляет 290 ккал на 100 г и зависит от ингредиентов. В острых изделиях калорий меньше. В этой статье мы рассмотрим, как приготовить стрипсы в домашних условиях пошагово без всякого труда, чтобы они были очень похожи на оригинал.

Оригинальная рецептура стрипсов как в KFC

Это замечательный перекус не только для близких, но и друзей в теплой компании. Бесподобное сочетание специй, аппетитная корочка и манящий аромат мяса никого не оставят равнодушным.

  • 3,5 стакана пшеничной муки;
  • 1/2 стакана молока;
  • 900 г куриного филе;
  • 0,5 л масла подсолнечника;
  • Одно яйцо;
  • Примерно 2 большие ложки смеси из трав (орегано, карри, базилик, имбирь, чеснок) – по усмотрению, или обычной приправы для курицы;
  • Маленькая ложечка красного жгучего перчика (по желанию);
  • 3 столовые ложки красной молотой сладкой паприки;
  • Большая ложка соли.

Рецепт стрипсов как в КФС:

  1. Филе птицы разморозим, разрежем на тонкие брусочки (2х8 см). Это размер оригинальных заготовок;
  2. В глубокой посуде готовим соус: яичко смешаем с половиной стакана молока, взобьем. Можно воспользоваться миксером;
  3. Прибавим 0,5 стакана муки, по большой ложке паприки и соли. Взобьем до состояния густоватой сметаны. Если консистенция жидкая — добавим муки, если густая — молока;
  4. Кладем кусочки в заправку для пропитки на несколько минут;
  5. Этот процесс для такого количества филе нужно будет проделать два раза: засыплем в прочный целлофановый пакет острый перчик (для острого варианта), 1,5 стакана пшеничной муки, столовую ложку паприки, смесь из трав по вкусу;
  6. Зажмем пакет рукой и энергично встряхнем;
  7. Нальем в глубокую сковородку (или сотейник) пол-литра масла. Пока оно закипает, берем 6-7 куриных заготовок из смеси, кладем в пакет и встряхиваем. Одного пакета хватает где-то на два раза, потом надо сделать другой с точно таким же составом;
  8. Поместим слайсы в закипевшее маслице, которое должно полностью покрыть мясо (но можно примять с помощью вилки). Обжарим со всех сторон минутки по три, достанем шумовкой, переложим на бумажную салфетку;
  9. Пока жарится первая партия курочки, в пакете трясем следующую порцию.

Из 900 г филе птицы получаются стрипсы как в KFC в количестве четырех порций по шесть кусочков в каждой. Подается этот кулинарный шедевр с томатным или горчичным соусом.

Можно сделать оригинальную приправу из хрена и сметаны:

  1. В глубокую емкость кладем густую сметану (400 г);
  2. Прибавим к ней три больших ложки готового хрена и порубленный свежий укроп, присолим, размешаем.

Чтобы сделать пикантные острые стрипсы, нужно добавить в остальные приправы одну-две чайные ложечки остро-жгучего молотого красного кайенского перца.

Куриные стрипсы с панировкой из кукурузных хлопьев

Если мясо подольше подержать в маринаде, оно будет нежнее. Поэтому такие домашние стрипсы имеют хрустящую корочку и получаются внутри очень сочными. Желательно для обжаривания использовать фритюрницу – так курочка впитает в себя меньше масла.

  • 400 г кукурузных хлопьев;
  • 2 яичных белка;
  • 2 небольшие куриные грудки;
  • Стакан муки;
  • По маленькой ложечке красного перца, черного перца, сухого чеснока;
  • Столовая ложка винного уксуса;
  • Соль, сахар – на вкус;
  • Стакан воды;
  • Литр подсолнечного масла.

  1. Делаем маринад. В глубокую миску вольем две большие ложки масла подсолнечника, стакан воды, сахар и соль (примерно по чайной ложечке), винный уксус, половину порции сухого чеснока и перцев;
  2. Филе нарежем на тонкие слайсы, далее – пополам, чтобы вышли продолговатые заготовки;
  3. Кладем их в маринад, размешиваем, прикрываем крышкой, маринуем часа два по минимуму, но лучше всего — всю ночь;
  4. Делаем панировку. Смешаем оставшийся черный и красный перчик, чеснок и два белка;
  5. Высыплем в отдельную посуду муку, присолим, перемешаем;
  6. Не очень мелко измельчим кукурузные несладкие хлопья. Можно поместить их в полиэтиленовый пакет и пройтись по нему с помощью скалки, или воспользоваться блендером (чтоб получилась не мука, а кусочки);
  7. Каждую заготовку самостоятельно окунаем в белок, в муку, опять в белок и в панировку из хлопьев;
  8. Будущую куриную закуску можно обжарить во фритюре или в глубокой сковородке с каждой стороны по три минутки до золотистости. В сковороде кусочки курицы должны полностью утопать в масле. Для удаления лишнего жира выложим кушанье на бумажное полотенце.

Подают яство с майонезом и кетчупом, с разными соусами.

Пряные стрипсы

Это блюдо готовится быстро и несложно. Оно очень порадует ваших гостей своей пикантностью.

  • 50 г соевого соуса;
  • 700 г куриного филе;
  • Пряные травки (эстрагон, розмарин), специи, перец молотый и соль – на вкус;
  • По маленькой ложечке яблочного уксуса и сухого чеснока;
  • Сухари панировочные – «на глаз»;
  • 3-4 яйца.

Готовим куриные стрипсы дома:

  1. Птицу нарежем на равные по ширине кусочки;
  2. Чтобы сделать маринад, смешаем яблочный уксус, соевый соус, перец, травки, присолим;
  3. Курицу поместим в смесь и уберем на два часа;
  4. Приготовим компоненты для панировки: в одну емкость разобьем яички, присолим, подбавим перчик, в другую — насыплем муку, в третью – сухари панировочные, сдобренные сушеным чесночком и специями для курочки;
  5. Опустим заготовки поочередно в каждую миску, обжарим со всех сторон в масле подсолнечника. Его должно быть достаточное количество.

Готовые изделия выложим на бумажное полотенце, чтобы избавиться от лишнего масла.

Закуска с кунжутом

Присутствие кунжута является главным отличием от оригинального рецепта КФС. Эта приправка придает кушанью помпезный вид и особый вкус.

  • Филе курицы – 400 г;
  • Мука – 3 большие ложки;
  • Специи для птицы, соль;
  • 2-3 яйца;
  • Кунжут – «на глаз».

Рецепт домашних стрипсов с фото:

  1. Порежем продолговатыми брусочками мясо;
  2. Перемешаем муку со специями, присолим, и в этой панировке хорошенько обваляем курицу;
  3. Обмакнем полуфабрикаты в предварительно взбитое яичко, обваляем в кунжуте;
  4. Выложим на смазанный маслом противень. Выпекаем минут 30.

Поместим кушанье на красивое блюдо, украсим листьями салата. Можно подать ароматное яство с картофелем фри и любой заправкой, какую вы любите.

Закуска в овсяных хлопьях

Как сделать стрипсы, чтобы они были хрустящими и вкусными, и покорили сердца настоящих гурманов?

  • Филе куриное – полкило;
  • Овсяные хлопья – примерно 300 г;
  • Сыр твердый – 200 г;
  • Соевый соус – 50 г;
  • Пряные травы и приправа для курицы, соль – по вкусу;
  • 2-3 яйца.

  1. Смешаем соевый соус с травами и приправой для курочки;
  2. Замаринуем в нем мясо птицы, предварительно порезанное на одинаковые брусочки, и оставим на 2 часа;
  3. По прошествии этого времени натрем твердый сыр на мелкой терке, хлопья насыплем в отдельную посуду, а яйца взобьем с солью;
  4. Обмакнем слайсы по такой схеме: яйцо, хлопья, яйцо, сыр. Сразу же обжарим в разогретом маслице на сковородке.

Перед подачей украсим салатными листьями или зеленью.

Видео: Рецепт стрипсов как в KFC

Мистер Пиквик и роман Сервантеса

Мистер Пиквик и роман Сервантеса

В городах обитаемы дома, построенные в разное время. В Москве мы потому выходим к бывшим воротам через разные кривоколенные переулки, что улицы не могли переходить через стены укреплений и у ворот собирались пучками. В городе прошлое существует в настоящем.

В литературе это явление еще резче. Прошлое и настоящее в какой-то мере одновременны.

В памяти Диккенса были ярки «Тысяча и одна ночь», «Робинзон Крузо»; Сервантес и Филдинг были им прочитаны еще в детстве.

Роман «Посмертные записки Пиквикского клуба» должен был быть романом обрамления: в историю путешествий пиквикистов должны были быть вставлены сведения, которые собирает сам председатель и его друзья.

Все они вместе открывали новое общество под названием «Корреспондентское общество Пиквикского клуба». Задачей общества было «…препровождать время от времени в Пиквикский клуб в Лондоне достоверные отчеты о своих путешествиях, изысканиях, наблюдениях над людьми и нравами и обо всех своих приключениях, совокупно со всеми рассказами и записями, повод к коим могут дать картины местной жизни или пробужденные ими мысли…».

В развитии романа создался образ Пиквика, и роман превратился в повествование о приключениях самого героя; корреспонденции не посылали совсем, и вставные новеллы постепенно выпали.

Чем дальше, тем меньше играют роль вставные новеллы. В главе XXXVI вставлена новелла о принце Блейдаде, но эта традиционная история заканчивается так: «Мистер Пиквик зевнул несколько раз, когда дочитывал эту маленькую рукопись…»

В какой-то мере стадии превращения романа Сервантеса и первого романа Диккенса похожи. Анализируя героев Диккенса, мы имеем право вспоминать героев Сервантеса не только потому, что Диккенс ссылается на них в тексте — иногда очень неожиданно, — но потому, что он повторяет положения старых романов; отношения Пиквика и его лакея Сэмюела похожи на отношения Дон Кихота и Санчо Пансы. Сэмюел, не так, как Санчо, иногда удивляет нас неожиданной ученостью, вспоминает «Сентиментальное путешествие» Стерна, говоря о джентльмене «в коротких черных шелковых штанах», видевшем мертвого осла. Но Сэмюел снабжен, в противоположность слугам романов Филдинга и Смоллета, не классической ученостью, а лондонским фольклором.

То, что обыкновенно называют типом, то есть действующее лицо, так удачно описанное, что оно, как замковый камень, отмеченный ударом (тип — по-гречески значит удар), смыкает свод, создается не только в результате жизненного наблюдения, но и художественным исследованием героя в разных обстоятельствах его жизни.

Сам Пиквик становится реальным, не условным, благодаря удивленному восприятию полного джентльмена обитателем нового великого Лондона — Уэллером.

Первоначально Пиквик исследовал «истоки прудов», находящихся в окрестностях Лондона, что пародировало работы настоящих путешественников, гибнущих в то время в Африке в поисках истоков Нила.

Описание пробуждения героя юмористично: «Солнце — этот исполнительный слуга — едва только взошло и озарило утро тридцатого мая тысяча восемьсот двадцать седьмого года, когда мистер Сэмюел Пиквик наподобие другого солнца воспрянул ото сна…»

Вот первое описание наружности Пиквика, ироническое по своим подробностям: «Посторонний наблюдатель… не нашел бы ничего особо примечательного в плешивой голове и круглых очках, обращенных прямо к лицу секретаря во время чтения приведенных выше резолюций, но для тех, кто знал, что под этим черепом работает гигантский мозг Пиквика, а за этими стеклами сверкают лучезарные глаза Пиквика, зрелище представлялось поистине захватывающим. Восседал муж, проникший до самых истоков величественных Хэмстедских прудов, ошеломивший весь ученый мир своей Теорией Колюшки, — восседал спокойный и недвижный, как глубокие воды этих прудов в морозный день или как одинокий представитель этого рода рыб на самом дне глиняного кувшина».

Так восходит Пиквик — этот ложный ученый.

Вот последнее его появление через десять лет: «…солнце осветило его лысую голову, кроткое лицо, блестящие очки, светло-коричневые, плотно облегающие панталоны и черные гетры, — вот тогда меня потянуло к нему, и я окончательно убедился в том, что это — мистер Пиквик».

Действительно, этот ласковый, гармоничный человек тоже Пиквик, но он Пиквик, созданный романом.

Перипетии романа выпуск за выпуском, сталкивая героя с занятными пустяками, обнаруживали в нем представление об абсолютном моральном критерии.

Пиквик не только вырос, но и пережил моральную метаморфозу, став ангелом в гамашах.

Его рыбий взгляд обратился во взгляд мудрого ребенка.

Пиквик оказался честным, демократичным и упрямо-несгибаемым. Это дало ему нового друга — Сэмюела Уэллера. Диккенс уверяет, что его герой всегда и был таким, но только читатель не сразу рассмотрел героя.

Но первоначально в романе, который писался и выходил маленькими выпусками, сперва в двадцать четыре, а потом в тридцать две странички, героя осознанного не было. Вернее — было несколько героев, членов клуба — спортсменов, которые не все прошли через весь роман.

В вступлении к новому дешевому изданию «Посмертных записок Пиквикского клуба», вышедшему в 1847 году, Диккенс, пересматривая свое отношение к герою, писал: «О мистере Пиквике говорили, что, по мере того как развертывались события, в характере его произошла решительная перемена и что он стал добрее и разумнее. По моему мнению, такая перемена не покажется моим читателям надуманной или неестественной, если они вспомнят, что в реальной жизни особенности и странности человека, в котором есть что-то чудаковатое, обычно производят на нас впечатление поначалу, и, только познакомившись с ним ближе, мы начинаем видеть глубже этих поверхностных черт и узнавать лучшую его сторону».

Читайте также:  Малиновый ликер: как приготовить в домашних условиях пошагово

В романе образ Пиквика заново познается и тем самым пересоздается. Образ Пиквика спасает не только добродушие старика, но и неистребимое детское любопытство пожилого человека, в хлопотах пропустившего свою жизнь; старость отпустила Пиквика в жизнь так, как каникулы освобождают школьника из школы.

Диккенс хотел еще раз показать Пиквика, задумавши новое обрамление, книгу или ряд книг «Часы мистера Хамфри». Туда должны были входить не только новеллы, но и романы.

Книга должна была рассказываться двумя группами людей — господами и слугами; среди господ должен был находиться и Пиквик, среди слуг — Уэллеры старший и младший.

Вот как входил в неосуществленную книгу Пиквик. Сперва он восхищается старыми часами хозяина, потом: «Его восхищение не ограничилось часами, а распространилось на все вещи в комнате, и, право же, после того как он исследовал их одну за другой и в конце концов посидел на всех шести стульях по очереди, чтобы испытать, удобны ли они, я никогда не видывал такого олицетворения добродушия и счастья, какое он являл собой, начиная с блестящей макушки и кончая последней пуговицей на гетрах».

Пиквик, как мальчик, охвачен не только любопытством видеть, но и жаждой прикоснуться к новым для него вещам. Пиквик в этой вещи Диккенса, так же как Дон Кихот во второй части романа Сервантеса, знает, что о нем написан роман. Предоставим слово мистеру Хамфри, который принимает героя: «Я ответил, что частенько перечитывал историю его приключений, а его лицо хорошо знакомо мне по портретам. Я выразил ему свое соболезнование, — считая, что случай благоприятствует упоминанию об этом, — по поводу разных пасквилей на его особу, появлявшихся в печати. Мистер Пиквик покачал головой и на секунду как будто рассердился, но тотчас же улыбнулся снова и заявил, что я, конечно, знаком с прологом Сервантеса ко второй части „Дон Кихота“, а сей пролог вполне выражает его отношение к данному вопросу».

Пиквик при всем росте его сознания в романе не трагичен. Диккенс все время тщательно и комфортабельно обслуживает своего героя и не видит противоречия ясной доброты Пиквика с его окружением.

Пиквик остается близоруким и улыбающимся вместе с Диккенсом, которому близорукость давала необыкновенную точность видения, но не спасла от горечи.

Продолжить Пиквика было невозможно.

Сервантес написал вторую часть романа, ощутив и, может быть, поняв трагичность своего героя.

Мир Пиквика был и остался уютным и замкнутым.

Не вскрывая трагичности ребячливого старика, Диккенс не смог дать ему второе воплощение. Вместо этого он оборудовал ему коттедж с камином и преданным лакеем. Сам Диккенс вернулся назад, обновив роман с узнаваниями и тайнами.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

КЛАССИЧЕСКИЙ ЗАПОЙ. Что пьют в романах Чарльза Диккенса

Холостая вечеринка мистера Боба Сойера, Wellcome Images, 1894 год

Есть на свете книги, после прочтения которых в душе воцаряется мир, а в сердце — покой. По крайней мере на время. Однако свойство этих книг такого, что их можно перечитывать регулярно и каждый раз получать необходимую порцию положительной энергии. Иметь под рукой литературный транквилизатор — большое счастье, которое, возможно, улыбается не всякому. В том смысле, что некоторым людям, несмотря на изрядное количество сношенных башмаков или прожитых лет (кому как больше нравится) такая книга в руки не попадалась.

А вот мне повезло. Но прежде — немного лирики. Мир, в котором мы живем, богат и разнообразен. Найти на нашей планете двух человек с совершенно одинаковыми вкусами и пристрастиями — задача не из легких. Бывают группы единомышленников, где каждый радеет за общее дело. Однако приглядевшись, мы обнаружим, что члены таких объединений отличаются друг от друга так же, как вода от огня. Один, к примеру, любит пиво, Nirvana и футбол; другой — виски, Шопена и театр; а третий пьет исключительно чай из полевых трав и предпочитает проводить свободное время в тишине и желательно в одиночестве. Я это к тому, что книга, оказывающая целебное воздействие на меня, может вызывать полное равнодушие у миллионов других читателей.

Так вот, мне повезло. Много лет назад, гуляя по книжному магазину, то есть стоя перед стеллажом «Литература на иностранных языках», я наткнулся на «Посмертные записки Пиквикского клуба» Чарльза Диккенса. «Хм, — подумал я, — пожалуй, стоит приобщиться к классике». И я приобщился. Хотя размерчик и вызывал тревогу. Но начав читать, я уже не смог остановиться. Почему? Во-первых, лингвистическое удовольствие. Во-вторых, замечательный юмор. И в-третьих, мистер Пиквик воплощает собой все самое хорошее, что есть на свете — любовь к ближнему и доброту. А развив в себе эти два качества, ты обретаешь счастье (на мой, конечно, взгляд). Иными словами, через своего героя автор учит нас быть счастливыми. И хотя за эту миссию брались многие, исполнение Диккенса мне ближе всего.

Чарльз Диккенс за письменным столом, Johnson, Wilson & Company, 1873 год

И вообще, как сказал как-то Лев Толстой: «Просейте мировую прозу — останется Диккенс». И он совершенно прав. Я считаю, что человек, прочитавший все работы этого английского писателя, познал жизнь сполна.
Шерлок Холмс: Мистер Ватсон!
Доктор Ватсон: Да-да?
Шерлок Холмс: Это роман?
Доктор Ватсон: Да!
Шерлок Холмс: Вы что, читаете романы?
Доктор Ватсон: А вы хотите сказать, что. не читаете? Это же Диккенс!
Кадр из фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»

Но довольно морализаторства! Перейдем к делу. В «Записках Пиквикского клуба» есть один пикантный нюанс: все герои романа постоянно потребляют поднимающие настроение напитки. То есть выпивают, бражничают, бухают, замаривают червячка-алкаша, киряют, квасят, колдыряют, мензурят, закладывают за воротник и так далее.
— Так и есть! — пролепетал мистер Уинкль, роняя фрак. — Я выпил после
обеда слишком много вина, и мне смутно помнится, я выходил на улицу и курил сигару. Факт налицо — я был очень пьян.

В самом деле, алкоголь в романах Диккенса льется пивною рекою с портвейными берегами, ромовыми проливами, джиновыми притоками и еще черт знает чем. В одних только «Записках» спиртные напитки упоминаются более 250 раз (в английском, конечно, тексте). Но что же именно пьют герои одного из моих любимейших произведений?

— О да! — отозвался мистер Пиквик, когда слуга поставил перед ним графинчик бренди и горячую воду.
Мистер Пиквик, Clayton Clarke, 1889 год

О да! Разбавленное горячей водой бренди — бесспорно самый распространенный напиток в работах старика Чарльза. В похождениях Пиквика эта комбинация встречается уже во второй главе:
— Лакей! — заорал незнакомец, неистово потрясая колокольчиком. — Стаканы
— грог, горячий, крепкий, сладкий, на всех.

Позвольте, какой еще грог?! Ведь в оригинальном тексте черным по белому написано: Here, waiter. glasses round — brandy-and-water, hot and strong, and sweet, and plenty. Более того, в русском варианте к этому пассажу даже имеется примечание, в котором говорится: «Грог — ром, разбавленный наполовину водой». А это, друзья мои, уже плевок в лицо пьянствующим эстетам. Потому что ром изготавливается из сахарного тростника, а бренди — из винограда. Иными словами, толмачи предлагают русскоязычному читателю совершенно другой напиток. Так что будьте бдительны: если вы хотите получать информацию из первых уст — читайте Диккенса в оригинале, ибо в переводах таких неточностей полным-полно.

Примечание: при написании этого текста я использовал перевод «Записок» Евгения Ланна и Александры Кривцовой – первый попавшийся мне в сети. Я знаю, что это далеко не единственная версия. Но признаюсь, выискивать другие мне категорически не хочется, тем более что зарисовка посвящена напиткам, а не переводам.

Но вернемся к разбавленному горячей водой бренди. Рецепт чрезвычайно прост: наливаете в стакан воды и добавляете по вкусу бренди. Однако если ваша страстная натура не приемлет мелочности, то сделайте наоборот: налейте бренди, а затем добавьте по вкусу воды и почувствуйте себя истинным викторианцем.

Следующий экспонат.
Наконец, мистер Стиггинс, который, судя по многим совершенно
неоспоримым симптомам, влил в себя ананасного грогу ровно столько, сколько мог вместить, взял шляпу и распрощался.
(Здесь у нас снова грог, но мы будем исходить из оригинала: At length Mr. Stiggins, with several most indubitable symptoms of having quite as much pine-apple rum-and-water about him as he could comfortably accommodate, took his hat, and his leave).

Если вы читали «Записки», то наверняка помните, что мистер Стиггинс был проповедником, призывающим общественность к трезвости. При этом сам он, как водится, не просыхал.

— Какой напиток вы предпочитаете, сэр? — спросил Сэм.
— О мой милый молодой друг, — отвечал мистер Стиггинс, — все напитки
суета сует!
— Пожалуй, это верно, сэр, — отвечал Сэм, — но какую суету вы предпочитаете? Какая суета вам больше пришлась по вкусу, сэр?
— О мой молодой друг! — отозвался мистер Стиггинс. — Я презираю их все.
Если есть среди них одна менее ненавистная, чем все остальные, то это напиток, именуемый ромом. Горячий ром, мой милый молодой друг, и три кусочка сахару на стакан.

(‘Wot’s your usual tap, sir?’ replied Sam.
‘Oh, my dear young friend,’ replied Mr. Stiggins, ‘all taps is vanities!’

‘Well,’ said Sam, ‘I des-say they may be, sir; but wich is your partickler wanity? Wich wanity do you like the flavour on best, sir?’

‘Oh, my dear young friend,’ replied Mr. Stiggins, ‘I despise them all. If,’ said Mr. Stiggins—’if there is any one of them less odious than another, it is the liquor called rum. Warm, my dear young friend, with three lumps of sugar to the tumbler.’)
Мистер Стиггинс потягивает разбавленный ананасовый ром, Sol Eytinge, 1867 год

Так вот, Ананасовый ром. Этот напиток готовится в домашних условиях, желательно за городом, под стрекотание сверчков и веселое потрескивание дров в камине.

— 1 пинта темного рома
— 1 пинта ананасового сока
— Сахар (тростниковый) по вкусу

Для начала необходимо определиться с объемом. Я специально оставил английские единицы, чтобы создать антураж. Речь здесь идет об имперской пинте (568 мл), так как американская жидкая пинта немного меньше (473 мл). Но для нашего удобства мы можем изобрести русскую пинту, равную 500 мл (пол литра).

Берем равные объемы темного рома и ананасового сока и смешиваем их. Лучше, конечно, сделать сок из настоящего ананаса. После этого следует дать этому делу отстояться пару недель, а потом разлить по бутылкам. Есть и более простой метод: подогреваете ром (не доводя до кипения) и добавляете в него ананасовый сок и немного сахара. Ну и, наконец, можно просто смешать жидкости (ром и сок в равных пропорциях) и добавить туда сахар и горячую воду по вкусу.
Как видите, вариантов много.
Кстати, Чарльз Диккенс очень даже любил этот напиток. Говорят, когда он умер, в погребе его дома обнаружили несколько бутылочек.
А сейчас гвоздь программы: английский эквивалент русского ерша. Обратимся к источнику и прочтем фрагмент отчета Бриклейнского отделения Объединенного Эбенизерского общества трезвости:
Г. Уокер, портной, жена и двое детей. Признается, что, находясь в лучшем материальном положении, имел привычку пить эль и пиво; говорит, что не уверен в том, не случалось ли ему на протяжении двадцати лет отведывать аккуратно два раза в неделю «песьего носа», каковое питье, по наведенным нашим Комитетом справкам, состоит из теплого портера, сахара, джина и мускатного ореха. (H. Walker, tailor, wife, and two children. When in better circumstances, owns to having been in the constant habit of drinking ale and beer; says he is not certain whether he did not twice a week, for twenty years, taste «dog’s nose,» which your committee find upon inquiry, to be compounded of warm porter, moist sugar, gin, and nutmeg).

Читайте также:  Анисовка: как приготовить в домашних условиях пошагово

Итак, «Песий нос» (Dog’s nose).
Ингредиенты:

1 пинта портера (при отсутствии выбора можно использовать Guiness)
1 стопочка джина
1 чайная ложка тростникового сахара
Тертый мускатный орех по вкусу

Подогрейте портер (не доводя до кипения), добавьте туда джин и сахар, перемешайте и посыпьте сверху мускатным орехом. Получается весьма вкусная штука, которая особенно подходит для зимних вечеров в уютном помещении (загородный дом) и в компании хороших друзей.
Стакан Песьего носа, Ginandcrumpets, 2009 год

Следующий напиток называется Negus (негус, нигес) — в честь полковника Френсиса Нигеса (Francis Negus), который его придумал. Однако в русском варианте романа (Ланна и Кривцовой) он не упоминается. Переводчики оказались способны на настоящие чудеса, обращая его то в горячее вино, то в глинтвейн, то в портвейн, то еще во что-нибудь этакое. Извольте убедиться:

Одноглазый торговый агент зачерпнул стакан портвейна из чаши, выпил,
затянулся голландской трубкой. (The oneeyed bagman ladled out a glass of negus from the bowl, and drank it; smoked a long whiff out of the Dutch pipe. )
Миссис Уэллер не замедлила воздать должное смеси. Сначала славная
леди заявила, что не может проглотить ни капли, потом проглотила маленькую капельку, потом большую каплю, потом великое множество капель: а так как ее чувства отличались свойством тех веществ, на которые сильно действует спирт, то каждую каплю горячего вина она провожала слезой и таяла до тех пор, пока не прибыла, наконец, в юдоль печали и плача.
(Nor was Mrs. Weller behind-hand in doing justice to the composition. The good lady began by protesting that she couldn’t touch a drop—then took a small drop—then a large drop—then a great many drops; and her feelings being of the nature of those substances which are powerfully affected by the application of strong waters, she dropped a tear with every drop of negus, and so got on, melting the feelings down, until at length she had arrived at a very pathetic and decent pitch of misery).

Ингредиенты:
1 пинта портвейна
1 кварта (2 пинты) горячей воды
Четверть фунта тростникового сахара (1 фунт — примерно 450 грамм)
1 лимон
Тертый мускатный орех

Способ приготовления:
Налейте портвейн в емкость, выжмите туда лимон, добавьте сахар и мускатный орех, залейте горячей водой, накройте емкость крышкой и поставьте остужаться. Минут через 15 можно подавать к столу.

У негуса, конечно же, есть разновидности. В частности, «Дымящий епископ» (Smoking bishop). Название на первый взгляд может показаться странным, однако объясняется крайне просто: в свое время этот напиток потребляли из чаш, похожих на епископскую митру (головной убор). В «Пиквике» он не встречается, но присутствует в других произведениях автора (напр. «Рождественская песнь» — A Christmas Carol).
Эбенезер Скрудж угощает Боба Крэтчита «Дымящим епископом», John Leech, 1843 год

Ингредиенты:
6 севильских апельсинов (жесткий, кислый, даже горьковатый, апельсин)
Четверть фунта тростникового сахара
Бутылка портвейна
Зубчики гвоздики

Способ приготовления:
Запеките апельсины в духовке (пока они не станут слегка коричневыми), после поместите их в глиняную емкость и воткните в каждый по 5 зубчиков гвоздики. Добавьте сахар и вино (не портвейн), накройте крышкой и забудьте об этом на несколько часов — пусть настаивается. Затем выжмите из апельсинов сок (в глиняную емкость) и пропустите получившуюся жидкость через дуршлаг. Потом добавьте туда портвейн и подогрейте, не доводя до кипения.

Поверьте, вкусив этот нектар, вам сразу же захочется стать лучше. У вас возникнет желание очиститься от пороков и греховных помыслов. Ваше сердце нальется добротой и безграничной любовью. И если после принятия напитка вы встретите на лестничной клетке вашего быдло-соседа, курящего, сидя на корточках, вы не окинете его как прежде презрительным взглядом, а, нежно улыбнувшись, приветливо скажите: «Здравствуй, Аркадий!»
Кстати, помимо епископа существуют и другие «дымящие» клирики: архиепископ, кардинал и даже сам Папа. Но оставим служителей культа в покое и перейдем к последним экспонатам.
Этих напитков в «Пиквике» тоже нет. Но из человеколюбия я просто обязан их упомянуть, потому что они, как уверяет герой романа «Домби и сын» кузен Финикс, излечивают от хандры.
Домби страдает упадком сил и разрешит порекомендовать ему средство, которое мне часто помогало — мне случалось иногда чувствовать ужасную дурноту, ибо я вел довольно беспутный образ жизни в те времена, когда люди жили беспутно, — я бы, собственно говоря, посоветовал яичный желток, взбитый с сахаром и мускатным орехом в стакане хереса; выпивать по утрам с сухариком. Джонсон, державший зал для бокса на Бондстрит, человек весьма сведущий, о котором мой друг Гэй несомненно слышал, говорил, бывало, что, тренируясь перед выступлением на ринге, они заменяли херес ромом (If my friend Dombey suffers from bodily weakness, and would allow me to recommend what has frequently done myself good, as a man who has been extremely queer at times, and who lived pretty freely in the days when men lived very freely, I should say, let it be in point of fact the yolk of an egg, beat up with sugar and nutmeg, in a glass of sherry, and taken in the morning with a slice of dry toast. Jackson, who kept the boxing-rooms in Bond Street — man of very superior qualifications, with whose reputation my friend Gay is no doubt acquainted — used to mention that in training for the ring they substituted rum for sherry).
Обложка к «Домби и сыну» Чарльза Диккенса, Chapman & Hall, 1870 год

Эти чудодейственные эликсиры называются Sherry Flip и Rum Flip (хересовый флип и ромовый флип).
Итак, Sherry Flip.
Ингредиенты:
1 яйцо

Полпинты хереса
1 чайная ложка сахара
Щепотка тертого мускатного ореха
Способ приготовления:
Поместите все ингредиенты (кроме ореха) в бокал и мешайте, пока не получите однородную массу. После добавьте мускатный орех. Напиток готов. Rum Flip изготавливается так же, только вместо хереса требуется четверть пинты рома и при необходимости немного горячей воды.

Чтож, теперь у вас есть возможность попробовать Диккенса на вкус. Надеюсь, вам понравится. Однако помните, что чрезмерное употребление алкоголя может нанести вред вашему здоровью.

Соус терияки. Рецепт приготовления в домашних условиях

Началось все с того, что этот сладко-соленый соус понадобился мне для приготовления «азиатского» блюда с лапшой. Найти в ближайших супермаркетах терияки мне не удалось. Попросил, чтобы мне захватили бутылку в «METRO». Так 300 мл соуса обошлись в 320 рублей. Мне показалось, что это дорого за такой объем соуса.

Это было в марте 2015. Курс соуса рос. На октябрь 2019 стоимость увеличилась. Для примера московские цены терияки “Санта Мария”:

  • Ашан – 349 руб. (по акции), обычная цена 485 руб.
  • Утконос – 511 руб.
  • Окей – 549 руб.
  • Азбука Вкуса – 698 руб.

Соус терияки “Санта Мария”. Бутылка 300 мл

После приобретения, решил посмотреть в интернете, можно ли приготовить соус терияки в домашних условиях, потратив при этом меньше денег, чем на готовую продукцию. Оказалось, что можно. Рецептов о том, как готовить соус терияки с десяток, а сами способы приготовления легкие и быстрые. Я выбрал один из простых. Делюсь с вами.

Ингредиенты для соуса терияки

  • Соевый соус
    ‏150 мл — (40 руб. 220 мл.)
  • Винный уксус 6% (из белого вина)
    ‏ 1столовая ложка
  • Имбирь сушеный
    ‏1 чайную ложку — (15 руб. упаковка)
  • Чеснок сушеный
    ‏1 чайную ложку — (20 руб. упаковка)
  • Тростниковый сахар
    ‏8 кубиков или 4 чайные ложки — (50 руб. за 500 гр.)
  • Крахмал картофельный
    ‏2 чайные ложки без горки — (30 руб. упаковка 200 гр.)
  • Мед
    ‏1 столовая ложка с горкой
  • Вода
    80 мл — 1/3 граненого стакана
  • Рафинированное оливковое или подсолнечное масло
    ‏2 чайные ложки
  • Стеклянная емкость с крышкой

Стоимость рецепта и время приготовления

Стоимость продуктов на 03.2015: 265 рублей

Время подготовки и приготовления: 10-15 минут

Приготовления соуса терияки по видео

Рецепт приготовление соуса терияки с пошаговыми фото

Включаем среднее пламя под сковородой и поэтапно вливаем и высыпаем:

  • 150 мл соевого соуса;
  • 8 кубиков сахара или 4 чайные ложки с горкой;
  • 1 чайную ложку имбиря и чеснока;

Шаг 1. Добавляем в сковороду соевый соус, сахар, чеснок и имбирь

  • 1 столовую ложку винного уксуса;
  • 2 чайные ложки масла;
  • 1 столовую ложку меда с горкой;

Шаг 2. Добавляем уксус, масло и мед. Перемешиваем

Помешиваем соус, чтобы сахар не прилип к стенкам посуды. Дожидаемся, когда начнет закипать.

Размешиваем 2 чайных ложки крахмала в 80 мл воды. Таким способом избавляемся от комочков. Добавляем крахмальную смесь в кипящий соус, хорошо перемешиваем и выключаем огонь.

Поздравляю. Ваш соус терияки готов.

Если соус выглядит жидким, не страшно. Через 5 минут он дойдет до готовности и станет плотнее.

Шаг 3. Соус терияки доходит до готовности

Через 15 минут, когда соус немного остынет, перелейте его в стеклянную емкость с крышкой.

У меня терияки по этому рецепту хранился максимум неделю. Дольше оставлять не получалось, съедал его раньше.

Замены ингредиентов в рецепте

Вместо винного уксуса лучше использовать 100 мл мирина (очень сладкое рисовое вино) или столько же белого сухого вина.

Тростниковый сахар заменим на обычный.

Имбирь и чеснок можно взять свежими. В этом случае их стоит нарезать и добавить в сковороду с другими ингредиентами. После готовности соуса процедить терияки через сито и удалить кусочки.

Количество крахмала меняйте по необходимости. Если хотите получить густой соус, то добавляете 2-3 чайные ложки без горки. Такая консистенция отлично подходит для добавления к мясу, рыбе или салатам. Если нужен жидкий соус, то добавьте 1 чайную ложку крахмала или обходитесь без него. Такой терияки подойдет для обжарки ингредиентов или маринада.

Применение, состав и вкус соуса терияки

Терияки (Teriyaki, производное от слов тэри — блеск от сахара и яки — жареное ) — традиционный соус японской кухни.
Он не имеет точного рецепта приготовления, но обычно его готовят на основе соевого соуса, добавляя свежий или сушеный имбирь, чеснок и другие пряности.

В классическом виде готовится с добавлением соевого соуса, мирина (рисовое вино) и саке, в пропорциях 1/1/1.

Этот соус универсален. Он подходит к гарнирам, блюдам из мяса и рыбы, для заправки салатов.

Терияки можно использовать для того, чтобы замариновать курицу, свинину, говядину, рыбу или овощи. Для этого его консистенцию делают более жидкой, исключая крахмал.

У него интересный вкус. Он одновременно сладкий и соленый, что придает блюду пикантности и добавляет интересное долгое послевкусие. Нужно один раз попробовать самому, чтобы понять его вкус.

Рецепты c соусом терияки

Рекомендую приготовить несколько рецептов с лапшой, мясом и соусом терияки. Все они готовятся быстро и просто.

“Лапша соба с курицей под соусом терияки”.

“Фунчоза с овощами и мясом в соусе терияки”.

А если вы собираетесь готовить мясо в соусе терияки, то рекомендую почитать статью “Как жарить мясо в сковороде”.
Рекомендую, если у вас есть проблема с тем, что мясо варится, а не жарится на сковороде.

Мнение о соусе терияки

Сравнивая магазинный и домашний соус, мне больше понравился тот, который сделан своими руками. После него во рту остается легкое медовое послевкусие.

Через день после того, как соус настоится в холодильнике, разница во вкусе только увеличивается в пользу домашней версии терияки. Если не пробовали, то очень рекомендую.

Ссылка на основную публикацию