Эволюция вина

Эволюция вина

Что такое вино? Простой напиток, продукт ферментации виноградного сока? Или самый сложный из напитков, на постижение которого уходят годы? Меняется ли виноделие или остается неизменным?

С одной стороны когда-то вино просто представляло некое питье, бокал которого осушали залпом. Впрочем, во многих частях мира оно таким и остается.

С другой стороны, утонченное, качественное вино – один из самых сложных объектов для изучения и понимания. И в последнее время оно становится все более сложным и изощренным.

«Я очень уважаю докторов, которые, чтобы идти в ногу со временем и быть в курсе последних достижений в медицине, читают огромное количество специальной литературы. В полной мере это относится и к виноделам. Если они не делают этого, то сильно рискуют, что винная индустрия просто обгонит их навсегда», – пишет американский винный критик Дан Бергер.

«Еще несколько десятилетий назад надо было просто посадить какое-то количество новых саженцев, подождать 2-3 года, собрать урожай ягод, дать возможность им перебродить и вино готово! В последнее время виноделие так радикально изменилось, что некоторые старожилы индустрии могут сейчас и не узнать своей прошлой профессии. Современные условия предполагают знание виноделом таких дисциплин, как агрономия, ботаника, микробиология и еще с десяток других предметов только для того, чтобы не отстать от конкурентов.

Возможно, все это началось с изобретения электричества, которое стало приводить в действие такие механизмы, как винный пресс, насосы, сортировочное оборудование и т.д.

Еще 50 лет назад большинство виноделен использовали емкости для ферментации, сделанные из бетона или дерева. Начало использования емкостей из нержавеющей стали в середине 1960-х произвело небольшую революцию в виноделии. Потом пришли емкости с контролируемой температурой, от которых в первую очередь выиграли производители белых вин. До тех пор удержать в этих винах фруктовую составляющую было большой удачей», – продолжает Бергер.

Пожалуй, ничто не оказало такого значительного положительного эффекта на производство белых вин, как изобретение емкостей из нержавеющей стали с контролируемой температурой. В таких емкостях ферментация протекает медленнее и в вине лучше сохраняются фруктовые ароматы и утонченность. До изобретения подобных конструкций во второй половине ХХ века многие белые вина по всему миру были на вкус немного окисленными и «плоскими». Тогда лучшие белые вина производились в Германии, Шампани и северной части Бургундии, где сохранению в них свежести и утонченности способствовал местный прохладный климат.

В 1912 году гигантский немецкий индустриальный конгломерат Krupp получил патент на предка того, что позже стали называть «стальной емкостью для жидкостей». Она тогда еще не предусматривала системы охлаждения, но намного лучше противостояла коррозии от кислот, чем предыдущие подобные металлические конструкции.

В США первым подобную нержавеющую емкость для производства вина использовали в компании Gallo сразу после окончания Второй мировой войны.

Прошло еще несколько десятилетий и в конце 1960-х были созданы специальные роторные компрессоры, способные охлаждать емкости вместимостью до 100 т. Такие емкости стали доступными по цене и появились буквально на каждой винодельне, заботящейся о качестве своего продукта.

«Пока процесс виноделия становился все более сложным, виноградари тоже не сидели на месте и искали различные методы ухода за лозой, которая давала бы ягоды с различными вкусовыми характеристиками. Сегодня техники, связанные с подвязкой лозы, уходом за ней, удобрениями, органическими практиками и т.д. требуют месяцев, если не лет учебы.

Следующим важным этапом стало понимание того, что различные клоны одного и того же сорта могут давать вино различных вкусовых оттенков. И хотя, например, все они называются сортом пино нуар, но клоны существуют еще и под своими именами: 667, Pommard, Wente, 2a, 115 или Martini, а также десятки других. Какой из них выбрать для посадки на винограднике – будет определяться стилем вина, которое хочет создать винодел.

Теперь обратимся к дрожжам, которые являются своеобразным «катализатором» по преобразованию природного сахара в спирт и двуокись углерода. Несколько десятилетий назад было обнаружено, что различные культуры дрожжей дают различные сорта вин. Штамм Montrachet работает несколько иначе, чем Prise de Mousse. Сегодня на выбор есть сотни видов дрожжей.

Опять же несколько десятилетий назад было обнаружено, что вино может быть превращено в концентрат, который легко добавлять в ферментационный муст вместо сахара. Сегодня эти концентраты стали значительно более изощренными и широко используются, даже при производстве дорогих вин.

Десятилетия назад красные вина выдерживались в бочках, чтобы достичь требуемого возраста. Для этого бочки использовались многократно, до двух декад. Последние 30 лет, или около того, многие виноделы хотят, чтобы их вино имело в аромате и вкусе тона новых бочек, поэтому они стали заменяться каждые пару лет на новые.

Технологические новации привели к созданию машин, способных удалять из вина излишки алкоголя и нежелательные для виноделия компоненты. А последние достижения техники позволяют радикально изменить сами способы производства вина.

Названная «flash-détente» дорогостоящая машина позволяет виноделу менять ароматы и вкус своих вин уже после ферментации виноградного сока. Среди прочего, эта машина, как сказано в ее спецификации, подавляет «эндогенную ферментативную активность». Уф!

Это очень краткий список того нового, что появилось относительно недавно в технологии виноградарства и виноделия. Неудивительно, что сегодня многие университеты по всему миру предлагают различные курсы и программы обучения как по выращиванию винограда, так и по самой технологии виноделия. Причем эти программы предусматривают довольно долгий срок обучения».

Столь значительные изменения произошли всего за пару десятков лет. А если сравнить сегодняшнюю винодельческую индустрию с той, что существовала, например, чуть более 150 лет назад во время создания знаменитой Классификации вин Бордо 1855 года, то это уже абсолютно два разных мира. Пожалуй, единственное, что объединяет их – это тяжелый труд, зависимость от капризов погоды и борьба за выживание.

Начать надо с того, что лоза тех времен росла на своих собственных корнях, в то время как сегодняшняя, после нашествия филлоксеры во второй половине XIX века, привита к американским корневым системам. Весь процесс превращения виноградного сока в вино был окутан тайной в первой половине XIX века. В 1855 году еще не знали, как и почему образуется алкоголь. Лишь почти десятилетие спустя, в 1863 году, Луи Пастер открыл, что ферментацию провоцируют дрожжи, которые перерабатывают сахар в алкоголь.

Вина, производимые в шато Медока в 1855 году, были бледной иммитацией сегодняшней продукции: слабо окрашенные, с низким содержанием алкоголя, со значительно меньшей концентрацией танинов, сделанные из других сортов винограда и с использованием других дубовых бочек. Уровень сахара в собранном винограде был значительно ниже, чем сейчас, что давало крепость вина в районе 10% в сравнении с сегодняшними в среднем 13%. Шаптализация (добавление сахара в отжатый виноградный сок перед началом процесса брожения для увеличения уровня алкоголя конечного вина), которая стала обычным делом во второй половине ХХ века, в Бордо в 1855 году практически не использовалась. Общий уровень танинов в винах середины XIX века составлял только 20% от сегодняшнего. Сейчас различные сорта выращиваются на разных участках, а тогда они были смешаны на одном винограднике, делая трудным точное определение их пропорций в смеси.

Массовое использование бочек из французского дуба началось в Медоке уже после Классификации и это также повлияло на вкус вина. Тогда массово использовался балтийский дуб. Вина Медока середины XIX века потреблялись куда более молодыми, чем сейчас. Более подробно об этом сравнении можно прочесть в материале «155 лет спустя»

Виноградарство и виноделие прошли долгий эволюционный путь и продолжают свое развитие. Это как цепочка, колечко за колечком, каждое из которых связано со своими соседями. И если из этой цепочки убрать одно звено, собрать ее заново уже не удастся. Историю не перепишешь и тем, что достигла винная индустрия на сегодняшний день, она в первую очередь обязана предыдущим поколениям людей, каждое из которых внесло свой вклад в развитие этой отрасли.

Вкусо-ольфактивный анализ. Состояние развития (эволюция) вина и гармония вина.

Вот мы и добрались до последних двух характеристик вина, которые суммируют все предыдущие фазы анализа – визуальный, ольфактивный и вкусо-ольфактивный. Для того чтобы произвести этот заключительный анализ, нам необходимо сделать быстрый флэшбэк и вспомнить все основные этапы и термины.

Состояние развития вина (эволюция вина)

Возможно, вы уже сталкивались с такой ситуацией, когда при дегустации вина, мы говорим: «жаль, это вино мы открыли слишком рано» или «видимо про это вино просто забыли, оно ушло».

Мы много говорили о цветовых оттенках вина и ароматных нотах, о вкусовых нюансах, сложности и интенсивности вкуса – все эти характеристики являются индивидуальными для каждого вина и зависят от его потенциала к развитию. Каждое отдельное вино было бы хорошо продегустировать и оценить в тот момент, когда оно находится в своей лучшей форме.

Состояние развития (эволюции) вина представляет собой качественную характеристику вина в зависимости от того, на какой стадии развития оно находится. Большой ошибкой было бы восторгаться вином, только потому, что оно провело много лет в барриках или бочках, а потом в бутылке – это далеко не всегда может служить гарантией его качества.

Эволюцию вина мы можем сравнить с развитием (ростом) человека: Незрелое (immaturo) – Молодое (giovane) – Готовое (pronto) – Зрелое (maturo) – Старое (vecchio).

Все вина проходят эти стадии, но с разным темпом, для некоторых вин этот путь занимает всего несколько месяцев, для других – несколько лет, а то и десятилетий. При развитии (эволюции) вина равновесие вина смещается от жесткости к мягкости, проходя момент, в котором вино имеет свое самое лучшее качество.

Простые и неструктурированные белые, красные или розовые вина можно определить как готовые уже через несколько месяцев после бутилирования, в то время как, некоторые красные вина, сложные, богатые на экстрактивные вещества могут созреть только через несколько лет после выпуска их в продажу.

Другой момент, который надо иметь в виду – это длительность периода, в котором вино определяется как зрелое. Обычно, для вин, предназначенных к употреблению молодыми, данный период длится несколько месяцев, а для выдержанных вин это период может растянуться на много лет, в течении которых вина будут находиться в состоянии равновесия и их букет будет только улучшаться.

Но, в какой-то момент и к вину приходит старость. Поэтому наполняя наш погреб (или винный шкаф) винами, мы должны учитывать потенциал их развития. Довольно рискованно заполнить полки только винами, срок развития которых короткий, если мы будем не в состоянии их вовремя употребить. Но также рискованно и слишком долго ждать, если у вина срок развития средний, как с экономической, так и с потребительской точки зрения. Будет просто жаль потерять возможность насладиться вином во всей его красе.

Расшифровка терминов (глоссарий) – Состояние развития, эволюции вина (Stato evolutivo)

Незрелое (immaturo) – вино, в котором на одной или же на нескольких стадиях органолептического анализа встречаются различные аномальные ситуации. Чаще всего это происходит на стадии вкусо-ольфактивного анализа при явном сдвиге равновесия вина в сторону «жесткости» (кислоты, танины, минеральные вещества). Обычно характерно для вин, которые должны еще закончить свой процесс выдержки в погребах производителя. Если такое вино уже попало в продажу, то ситуация считается неприемлемой.

Молодое (giovane) – вино, которое еще не дошло до своего хорошего вкусового равновесия из-за некоторого преобладания «жестких» характеристик как на ольфактивном, так и на вкусо-ольфактивном этапах анализа вина, и у которого чувствуется потенциал к развитию (кислотность). Обычно характерно для вин, предназначенных к употреблению молодыми, или же для вин, чаще красных, с особенной структурой, которые должны быть еще некоторое время выдержаны.

Готовое (pronto) – вино, которое пришло к хорошему равновесию, уже готовое к употреблению и обладающее своими лучшими характеристиками, но у которого еще есть некоторый запас роста.

Зрелое (maturo) – вино, которое в независимости от возраста, обладает отличным равновесием и в котором все его органолептические характеристики достигли своей максимальной точки приятности.

Старое (vecchio) – вино, которое показывает явное увядание тех или иных органолептических характеристик, связанных с изменением цвета, ухудшением аромата, появлением явных оксидативных нот, регрессией вкуса (отсутствие вкуса). Ситуация неприемлемая.

Данный термин ни в коем случае не путать с термином выдержанное вино (invecchiato), который обозначает, что вино было долго выдержано в баррике/бочке и/или в бутылке. Старым мы может назвать вино, которое через два года уже потеряло все свои качественные характеристики, в то же время выдержанное долгое время вино может совсем еще и не быть старым.

Гармония вина

Гармония вина – это термин, который суммирует весь анализ вина – визуальные, ольфактивные и вкусо-ольфактивные характеристики вина, оценку по структуре и равновесию, оценку интенсивности, длительности послевкусия, оценку качества как ольфактивного, так и вкусо-ольфактивного.

Для того, чтобы назвать вино гармоничным, необходимо, чтобы на всех этапах анализа вина даваемые нами характеристики были бы логичны и соответствовали наивысшему качеству.

На примере будет понятнее:

Вино гранатового цвета с оранжевыми отблесками, отличной консистенции. Предполагаем, что перед нами уже довольно развитое вино с превосходной структурой. Мы можем ожидать интенсивный и сложный аромат, богатый на разные оттенки – с нотами специй и животными тонами, с древесными и конфитюрными нотами, а возможно даже и с эфирными в зависимости от сорта винограда, сорта древесины, времени выдержки и т.д.

Читайте также:  История происхождения вина. Античная эпоха.

Во вкусе, опять же следуя логике, ожидаем преобладание мягких характеристик, неагрессивных танинов, хорошее равновесие. Если же, плюс ко всему, мы даем высокую оценку качества как на ольфактивном, так и на вкусо-ольфактивном этапе – то перед нами гармоничное вино.

Таким образом, то, что мы наблюдаем, чувствуем и озвучиваем на всех этапах анализа вина должно быть (1) логичным и вытекать одно из другого; и (2) оценка качества вина должна быть наивысшей. Только такое вино можем назвать гармоничным.

Что мы можем ожидать от вина соломенно-желтого цвета, средней консистенции? Аромат, вкус и структура вина будут попроще. Вкусовые оттенки, возможно свежие и приятные, не будут многочисленными. Вкус вина, даже сбалансированный и деликатно структурированный, с приятной кислотностью, не будет отличаться богатством вкусового букета и длительностью послевкусия. Если после дегустации вина все характеристики подтверждаются и они логичны, мы делаем вывод, что вино соответствует своему типу, но на качественном уровне не дотягивает до наивысшей оценки – такое вино может быть названо как довольно гармоничное.

Если же в дегустации у нас вино, не важно какого типа или выдержки и развития, которое не оправдывает наши ожидания и качество которого по одному или по нескольким параметрам органолептического анализа мы определили как неудовлетворительное – такое вино является слабо-гармоничным.

Расшифровка терминов (глоссарий) – Гармония вина (Armonia)

Слабо-гармоничное (poco armonico) – вино, в котором присутствует явное несоответствие между различными характеристиками, которые мы оцениваем на трех этапах органолептического анализа и/или качество которого мы определили как сомнительное. Ситуация неприемлемая.

Довольно гармоничное (abbastanza armonico) – вино, в котором есть некоторое несоответствие между одной или даже несколькими характеристиками, оцениваемыми на трех этапах органолептического анализа и/или качество которого мы определили как среднее или хорошее.

Гармоничное (armonico) – вино, в котором все характеристики, анализируемые на трех этапах органолептического анализа, находятся на высшем уровне и качество которого мы определили как превосходное. Обычно характерно для вин самого лучшего качества как ольфактивного, так и вкусо-ольфактивного; вин, которые дарят нам незабываемые ощущения и запоминаются надолго.

На этой гармоничной ноте мы и закончим разбор терминологии, которую используют сомелье AIS.

И напоследок.

Как и всю теорию, данный материал необходимо закреплять практикой. Это вcего лишь маленькая часть курса винной школы сомелье AIS и самый первый ее этап. Все термины используются постоянно и на протяжении всего обучения, так что к концу 3-го уровня школы вы с ними становитесь одно целое. Главное правильно их использовать, даже хотя бы только для себя, и понимать, что за ними стоит.

Попробуйте всегда при дегустации записывать, как Вы определили то или иное вино (для этого прилагается специально разработанная форма), и Вы увидите, что через некоторое время Вы будете уже мыслить и оценивать вино более логично. Конечно, чтобы делать это быстро, нужен опыт и легкость обращения с терминологией.

Дегустируйте с умом, слушайте и разговаривайте с вином, делитесь своими ощущениями с другими любителями вина.

Сомелье всегда корректен и, если вы успели заметить на примере терминологии, на профессиональном уровне никогда плохо не высказывается о вине. Есть ряд терминов, которыми можно определить дефекты вина, либо вино сомнительного качества и при этом не задеть чувств ни производителя, ни продавца, ни друг друга.

Удачи Вам и знайте, что путь сомелье долог, и раз вступив на этот путь, мы не прекращаем учиться и узнавать новое. Иногда для того, чтобы понять настоящее вино требуется вся жизнь 🙂

Автор: Ольга Галкина, сомелье AIS
Статья написана по материалам 1 уровня Школы сомелье Ассоциации Итальянских Сомелье AIS и впервые издается на русском языке.
Все права принадлежат автору Ольге Галкиной.

Читайте также

Предыдущая часть: Вкусо-ольфактивный анализ. Структура вина, равновесие или вкусо-ольфактивный баланс, вкусо-ольфактивная интенсивность, длительность вкуса, качество вкуса.
Структура (тело) вина
Некоторые вина практически не оставляют никакого послевкусия, другие же настолько комплексные, что их практически можно «жевать», послевкусие долгое.
Если мы из вина удалим воду, этиловый спирт и летучие компоненты, то у нас останется пастообразная масса, состоящая из сахаров, нелетучих кислот, полифенолов, минеральных солей, глицерина, смол, пектиновых веществ и т.д. Это и есть, так называемый, сухой экстракт (estratto secco), который формирует структуру (тело) вина. В белых винах сухой экстракт составляет приблизительно 16-22 г/л, в красных – 20-30 г/л.

Следующая часть: Вкусо-ольфактивный анализ. Структура вина, равновесие или вкусо-ольфактивный баланс, вкусо-ольфактивная интенсивность, длительность вкуса, качество вкуса.
Понимание вкусовых и тактильных ощущений в вине – это первый шаг к правильной дегустации, второй шаг – это суметь оценить интенсивность этих ощущений.
Возможно Вам будет любопытно провести несколько экспериментов!

Сайт предназначен для лиц старше 18 лет. Помните, что только умеренное употребление вина полезно для здоровья!

Эволюция вина

Вплоть до начала XVII в. вино занимало уникальное положение, оставаясь единственным среди напитков предметом оптовой торговли, поддающимся – до известной степени – хранению. Соперников оно не имело. Вода была небезопасной для здоровья, во всяком случае в городах. Эль, не приправленный хмелем, быстро портился. Не было ни крепких напитков, ни тех, что содержат кофеин и играют столь важную роль в современной жизни.

Европа пила вино в таких количествах, что, похоже, наши предки не выходили из запоя. Относиться с доверием к дошедшим до нас описаниям вин той поры, за исключением выразительного замечания Шекспира – «Это вино на редкость забористое, и не успеешь спросить: «Что это со мной?», как оно тебе уже всю кровь надушило», – сложно. В основном это ссылки на отзывы королевских особ или легенды о целительных свойствах вина, нежели свидетельства о его вкусе и стиле.

Все переменилось в XVII в.: сначала из Центральной Америки завезли шоколад, затем из Аравии – кофе и, наконец, из Китая – чай. Голландцы освоили процесс перегонки, обратив обширные области западной Франции в поставщиков дешевого белого вина для своих винокуренных заводов. Эль благодаря хмелю превратился в пиво, более терпимое к хранению, а в большие города начала поступать по трубам чистая вода, которой им недоставало еще с римских времен. Производство вина оказалось на грани катастрофы, спасти его могли лишь новые идеи.

То обстоятельство, что мы датируем создание большинства признанных ныне классическими вин второй половиной XVII в., отнюдь не случайное. Однако развитие событий не увенчалось бы успехом без своевременного изобретения стеклянной винной бутылки. Со времен римлян вино проводило всю свою жизнь в бочках. Бутылки и иные емкости, как правило глиняные или кожаные, нужны были для того, чтобы донести его до стола. В начале XVII в. в производстве стекла произошли изменения, в результате которых бутылки стали более прочными и дешевыми. Теперь их можно было бить, не неся особых убытков. Примерно в то же время были изобретены пробка и штопор, и вино обрело тот вид, к которому мы привыкли.

Мало-помалу пришло понимание, что в закупоренной бутылке вино сохраняется дольше, чем в бочке. Да и стареет оно в бутылке иначе, приобретая букет. Появилось качественное вино, способное жить и улучшаться в бутылке, а с ним и возможность удвоить и утроить цену на вино.

Первому мысль о том, что мы могли бы назвать «коллекционным» вином – отборным, более крепким, тщательно изготовленным и зрелым, – пришла в голову владельцу Chateau Haut-Brion. В 60-х гг. XVII в. он открыл в Лондоне первый ресторан, назвал его в свою честь – «Голова Понтака» -и принялся рекламировать свой товар.

В Шампани монах-винодел Дом Периньон (Dom Perignon) пошел еще дальше, создав посредством купажирования напиток столь превосходный, что аристократы буквально вымаливали у него несколько бутылок. По чистой случайности это вино, попав в бутылки, превращалось в игристое. Дом Периньон этого не одобрил. Зато одобрила его клиентура.

Влияние войн, нападений вредителей, болезней, экономических спадов и подъемов, а также погодных условий на производство вина в Бордо. Подготовлено до 1988 г. Филиппом Руди из университета в Бордо. Мгновенный эффект имели два химических средства: сера (против пепельной плесени) и бордоская смесь (сульфат меди плюс известь) против милдью. В 1990-х основную роль сыграли ценовые аргументы.

Эволюция бутылки для портвейна с 1708 г., когда она походила на графин, и до 1793-го, приблизившего ее к современным формам. Это своего рода хроника марочного вина. Узнав, что вино улучшается при хранении, виноделы стали делать бутылки такой формы, чтобы их можно было укладывать в ряды.

Уборочная машина сыграла в современной винной революции существенную роль, заменив по большей части ручной труд. Экономия очевидна, к тому же возможность работать и по ночам позволяет собирать в жарких регионах охлажденный виноград.

В начале XVIII в. изменился и характер бургундского. Когда-то наибольшей популярностью пользовались самые изысканные вина этих мест – Volnау и Savigny. Теперь эти простые, пьющиеся молодыми вина начали сдавать позиции под давлением спроса на выдержанные, более насыщенные и долгоживущие, в особенности те, что производились в Кот-де-Нюи. Между тем в Бургундии был определен в качестве одного из основных сортов Pinot Noir. Следуя этому примеру, Шампань также приняла Pinot Noir. Лучшие виноградники Германии перешли на Riesling. Однако в большинстве остальных регионов все еще продолжались эксперименты.

Больше всего выиграл от изобретения бутылки резкий портвейн, который англичане начали пить в конце XVII в. не по собственной воле: таможенный сбор с их любимых французских вин, вследствие почти непрерывного состояния войны, непомерно вырос. Поначалу портвейн вызывал у англичан сомнения, но по мере того, как век – и бутылки (см. рисунок) – становились старше, мнение их об этом вине менялось к лучшему.

В 1866 г. Андре Жюльен (Andre Jullien) опубликовал данные о содержании спирта в винах последних урожаев. По нынешним меркам бургундские вина выглядят просто пугающе: Corton 1858 -15,6%;Montrachet 1858- 14,3%; Volnay 1859-14,9%; Richebourg, 1859 – 14,3%. Напротив, крепость бордоских вин в те же два года колебалась от 11,3 (St-Emilion Superieur) до 8,9% (Chateau Lafite). Их низкая крепость объясняет странную особенность виноторговли того времени. Вплоть до середины XIX в. вина, предназначавшиеся для Англии, -а в большинстве своем то были лучшие вина Бордо, – подвергались le travail a I’anglaise (английская обработка). Один из рецептов требовал добавлять в каждую бочку красного вина 30 л испанского вина Alicante или Benicarlo, 2 л неперебродившего белого сусла и бутылку бренди. В следующее после сбора урожая лето вино вновь подвергалось ферментации с этими добавками, а потом с ним обходились так же, как с прочими винами, и перед отгрузкой несколько лет выдерживали в бочке. Получалось крепкое вино с хорошим букетом, но «пьянящее и годное не для всякого желудка».

Нынешняя озабоченность подлинностью вина, даже в ущерб его качеству, придает подобным приемам характер извращения. Однако такое мнение не более основательно, чем ужас по поводу смешивания портвейна с бренди. Мы с удовольствием пьем Douro, в который добавлено бренди, а наши предки предпочитали Lafite с толикой Alicante.

Немецкие вина прошлого столетия тоже вряд ли пришлись бы нам по вкусу. Сомнительно, чтобы в ту пору производили бледные, ароматичные, тонкие и очень сладкие вина, к которым мы привыкли. Рано собранный виноград давал вино более кислое, требовавшее длительного созревания в бочках. «Старое темное рейнское» было хорошей рекомендацией.

Шампанское было слаще и насыщеннее по цвету и букету. Портвейн и херес были доведены до совершенства.

Сладкое вино отличалось большей крепостью: Malaga и Marsala переживали свою звездную пору. Madeira, Constantia и Tokay (как оно тогда называлось) ценились так же высоко, как современное Trockenbeerenauslesen.

Процветающая виноторговля была двигателем экономики: в 1880 г. благополучие 80% итальянцев зависело от производства вина. В основе первых современных коммерческих структур Италии и Испании лежал экспорт вин. Калифорния переживала пик первой винной горячки. По этому миру и нанесла удар филлоксера. Когда были выкорчеваны едва ли не все виноградники Eвропы и Нового Света, казалось, миру вина пришел конец.

Рационализация насаждений, внедрение прививок и вынужденная селекция сортов винограда положили начало процессу возрождения – медленному и мучительному. На пути вставали различные препятствия – перепроизводство, подделки, сухой закон, депрессия, мировая война и ухудшение климата. В течение 40 лет (если взять в качестве примера Бордо) только 11 видов вин могли считаться достойными. Именно в этой гнетущей обстановке французское правительство предприняло первые шаги по регулированию виноделия и управлению им, установив еще только набиравший настоящую силу порядок контролируемых наименований вин (Appellations Controlees). Тогда же впервые вошло в обиход понятиеterroir (совокупность климата и почвы).

XX в. стал свидетелем двух революций в мире вина – научной и индустриальной. В самом его начале было осмыслено значение открытий Пастера: брожение, утратив ореол загадочности, превратилось в управляемый процесс. В Бордоском университете появилась первая кафедра экологии, одновременно в Монпелье, Гайзенхейме, Дэвисе (штат Калифорния) и Роузворте (Австралия) открылись факультеты виноградарства. Перед миром вина стояло немало проблем. Предстояло принять множество решений, начиная с того, какие сорта винограда высаживать.

Но лишь в 1950-е, когда Америка еще преодолевала наследие сухого закона, а Европа начала оправляться от Второй мировой войны, в шато, винодельни и домены вернулось некое подобие процветания.

В теплых странах Нового Света революция началась с появления холодильников, где можно было охлаждать забродившее сусло. В Калифорнии для этих целей в скальной породе вырубили несколько винных погребов, в Австралии же ничто не могло остановить беспорядочный процесс брожения вина и потери им аромата. Поэтому уравновешенные, ароматные, дорожающие год от года столовые вина поступали почти исключительно из северной Европы.

Читайте также:  Какой бокал выбрать

Как только этот орешек удалось расколоть, сортовые вина стали для Калифорнии своего рода религией. Местным сортом винограда был только Zinfandel. Без Chardonnay, который называли «единственной основой великих белых бургундских вин», и Cabernet, «первейшего красного винограда Бордо», не могла обойтись ни одна винодельня. Австралии, первые виноградари которой рассаживали Shiraz, Semillon и Riesling, пришлось переключаться на сорта, пользующиеся спросом по всему миру.

Современный мир вина берет свое начало в 1960-х, когда в Калифорнии и Австралии появились новые винодельни. Хотя, возможно, еще большее значение имел выпуск компанией E&J Gallo дешевых и вкусных столовых вин (пусть даже и носящих названия Chablis и Hearty Burgundy), предназначенных для совершенно новой категории потребителей. Австралийским их эквивалентом стал сладкий Moselle.

Честолюбивые виноделы, вооруженные научными познаниями, позволявшими повышать качество вина, и технологией, развивавшейся вместе со спросом, чувствовали себя способными взять любые вершины. Выдающееся открытие 1960-х состояло в том, что французские дубовые бочки оказались способны придавать винам самых разных terroirs отнюдь не мимолетное сходство с «классическими» винами Франции.

К сожалению, новые виноделы спутали вкус дуба со вкусом хорошего вина. Злоупотребление этой вкусовой присадкой все еще остается проблемой не только Нового Света, но и Франции, Италии и Испании, чьи виноделы перестали доверять интуиции и пошли на поводу у моды.

Начало XXI в. знаменуется таким предложением (в действительности – бумом) хороших вин, какого мир прежде не знал. В конце XX в. огромный скачок совершили средства связи, а следовательно, и конкуренция, достигшая глобальных масштабов.

В сегодняшнем мире, некогда старавшемся не раскрывать свои карты, сохранилось не много секретов. Изобретением 80-х стал «летучий винодел»; этот владеющий высокими технологиями профессионал, как правило австралиец, которого изначально подряжали на время австралийской зимы для совершенствования производства вина в Европе, ныне востребован во всем мире. Иногда начинает казаться, что виноделы, «летучие» или оседлые, непрерывно выбалтывают все подробности своей деятельности на оборотных этикетках бутылок или через свои службы информации. И, разумеется, опасность, связанная с возникновением «глобальной деревни», состоит в том, что людей с руками, покрытыми винными пятнами, вытеснят с рынка. Специалисты по маркетингу предпочитают играть наверняка, и, благодаря их рекомендациям, производители, не желая рисковать, станут выходить на рынок с вином, получившим наивысший рейтинг в прошлом году, например Chardonnay.

Опасность единообразия обсуждалась уже не раз. Стоит сказать, однако, что большинство потребителей никакой опасности тут не видит, поскольку предпочитает вина базового уровня и хочет одного: чтобы они продолжали поступать в продажу. Разнообразие, на взгляд большинства, ведет к неразберихе. Для англосаксов существенным фактором, побудившим их переключиться на вина Нового Света, стал английский язык этикеток последних. С другой стороны, мировой потребитель вина медленно, но верно учится, проникаясь все большим интересом к тому, что, собственно говоря, он пьет. Качественное вино понемногу отнимает прибыли у столового – тенденция, которую будущее изобилие самых разнообразных вин только усилит.

Времена, когда марочное Chardonnay крупных негоциантов могло, благодаря низкой цене и широкой рекламе, уверенно чувствовать себя на рынке, проходят. Все больше узнавая о вине, потребители готовы платить больше, даже если пить им придется меньше. В последние десятилетия XX в. стало ясно, что дни вина категории «ни то ни се» сочтены. Виноградники среднего класса для vin ordinaire, перешли теперь на Vins de Pays. Недовольных ростом цен оказалось немного, а производителей успех только подстегивает.

За разнообразие выступают и энергичные виноградари Нового Света, заменяя Cabernet и Merlot на Sangiovese, Syrah, а то и Nebbiolo или Tempranillo. 20 лет назад в Бургундии преобладали коммерческие купажные вина. Сегодня владельцы маленьких виноградников, преодолевая трудности, берут верх и своим примером воодушевляют новое поколение мелких, но честолюбивых негоциантов-продавцов. Вино вещь сложная – и тем лучше для него.

Современная винодельня. Управление температурным режимом делает ее эффективной даже под жарким австралийским солнцем. Эти бродильные цистерны, или «виноматы», вращаются, увеличивая экстракцию красителей из виноградной кожицы при идеальной температуре.

Заглажка вины

Судя по письмам, это очень мужская история: накосячил в плюсе, женщина ушла, соскучился, заминусовал, а от мыслей о том, что “сам все разрушил” и “а счастье было так возможно” заминусовал еще больше, постарался вернуться, женщина то ли приняла назад, то ли нет, завела песнь о “недоверии”, о “нанесенной ране”, от этого он заминусовал еще больше, стал активно доказывать любовь, женщина заплюсовала, с каждым днем все капризней и недовольней, а главное холодней, говорит о “разочаровании как в мужчине”, а ему кажется, что это опять о недоверии и ране, он сливается под плинтус все сильней.

Иногда его накрывает гнев и потом уже кажется, что женщина плюсует не от его сливов, а от его приступов гнева, хотя от сливов больше. Дальше женщина совсем уходит или(и) заводит другой роман. Хотя роман часто заводит еще раньше.

У женщин тоже такое бывает, конечно, но вот для мужчин это прямо классика.

Как загладить вину, но не слиться под плинтус?

Во-первых, желательно не косячить в плюсе.

Это всем понятно, теоретически, а практически получается мало у кого.

Лучшая защита от косяков в плюсе – дистанция. Оскорблений, грубой критики, даже физического насилия легко избежать, если, плюсуя (раздражаясь), вы будете дистанцироваться сразу. Минусу дистанцироваться сложно, он липнет к вам и пытается что-то выяснять, а вы испытываете желание дистанцироваться, но почему-то не делаете этого в плюсе. Вам кажется, что раз он (она) – минус (заинтересована больше, любит сильней), пусть выполняет ваши приказания. “Заткнись и слушай” говорите вы, однако никто не затыкается, продолжает скулить и обвинять, и очень скоро у вас начинается неконтролируемый приступ гнева. Или вы не просите заткнуться, а пытаетесь растолковать, как минус должен себя вести, чтобы не бесить вас или даже нравиться вам. Вы не растолкуете это на словах, особенно не растолкуете в эмоциях, во время ссоры. Дистанцируйтесь и остыньте, обдумайте все. Потом на нейтральной территории можно будет спокойно все обсудить. Такая тактика поможет избежать косяков (косяк = грубый выход из границ), о которых потом вы будете жалеть, если захотите вернуть отношения.

Во-вторых, каким бы ни был ваш косяк, надо помнить, что слив под плинтус вину не компенсирует.

Это только в пролетарском детском саду достаточно было порыдать и попросить у воспиталки прощения, чтобы разрешили выйти из угла и пойти играть. Детство закончилось. Просьба о прощении если и является компенсацией, только для влюбленной в вас женщины, которая мечтала услышать эти слова и рада им до смерти (и это сразу же отразится в ее голосе и на ее лице). Если женщина успела остыть, любые ваши сопли и слезы, особенно обильные, продолжительные, вызовут в ней тошноту. Лучше не говорить, а делать. Слов должен быть минимум, только самые точные и краткие слова, а дело достаточно весомое. И лучше одно, конкретное, а не слив в сервисзону.

То есть сказали, что сожалеете, сделали что-то хорошее (если совсем нечего сделать, отправьте подарок с курьером), предложили поговорить и выдерживайте паузу.

Многие понимают, что обиженной женщине “нужно время”, это и правда так (хотя пылающей время не нужно, остывшей – да), но большинство понимают слово “время” неправильно. Время ей нужно, чтобы обдумать все на дистанции от вас! А не время вашего служения, как думают многие. Вы не должны все это время тереться рядом и заглядывать в рот. Иначе основной проблемой станет отнюдь не ее обида, а охлаждение и разочарование в вас. Причем говорить-то она может, что “не в силах простить”, но дело не в этом. Просто на обиду наслоилось еще и понимание, что вы – слабый человек, непривлекательный и ненужный ей. Раньше ей казалось, что вы чересчур жесткий из-за своего твердого характера, а теперь она видит, как вы скулите и прогибаетесь, и понимает, что раньше вы просто не ценили ее совсем, поэтому были жестким, и от этого ей очень грустно. То есть вы одновременно и вину увеличиваете свою, и ее плюс, когда слишком сильно липнете и сливаетесь после косяка.

А главное, женщина не понимает, что с этим делать. Сказать “ну все, я простила, живем как раньше, можешь выдохнуть и расслабиться” или “я простила, но ты оставайся в той же самой виноватой и покорной позе дальше”. Ни того, ни другого ей не хочется, но оба варианта довольно абсурдны.

Новое сближение должно быть “с чистого листа”, а не “встань с колен, теперь мне достаточно доказательств, иди поцелую”. Так не будет.

Лучший способ помириться после косяка, это когда вы принесли краткие, но ясные извинения, дали или попытались дать щедрую компенсацию (не приняла, не надо бегать с тапочками в зубах и умолять), дистанцировались и выждали время. После извинений и компенсации обида на вас уменьшится, а плюс расти не будет, поскольку на дистанции плюс не растет, даже уменьшается, особенно после шаров и корма (только не ухи!). Позже вы можете напомнить о себе, а можно подождать сигнала от женщины. В любом случае, если вы видите, что на физический контакт она пока не идет, не сливайтесь во френдзону. Отступите, потом сделаете новый подход. Нужно сохранить ту значимость, которая у вас была, то ее влечение, которое было. Обида пройдет, но если, выпрашивая прощения, вы уничтожите влечение ее, смысла в таком прощении не будет. Даже наоборот, вместо обиженной, но любящей женщины, думающей о вас, вы получите раздраженную, пресыщенную вами, мечтающую от вас отвязаться.

Посмотрите, как в сегодняшнем письме женщина описывает этот эпизод. Муж ушел к другой, а когда вернулся, стал сливаться под плинтус и очень быстро ей опротивел. Письмо я не опубликую, аккаунту нет трех месяцев. Обычно я сначала смотрю дату аккаунта (и удаляю письмо если нет трех месяцев, не читая), но здесь случайно прочитала часть письма, потом посмотрела срок аккаунта. Поэтому просто процитирую кусок.

“С момента камбэка я была в плюсе, муж скатывался все больше в минус. Вроде мне и приятно, и удобно – слова любви постоянно, цветы, подарки все время, помощь по дому (мы на одном карьерном уровне приблизительно, и в процессе научились таки быть равноправными партнерами в быту тоже). Но после камбэка мне сложно было научиться снова доверять и открываться полностью, и как-то чем больше он старался, тем больше меня это тяготило (как я себе это описывала – Золушкой заделался). Плюс он с момента начала наших отношений набрал прилично в весе (опять же не покидает мысль, что из-за меня и моего штурманства. ) и стал еще мягче, безвольнее и податливее. Мужчину я в нем видеть почти перестала”

Посмотрите, она акцентирует на том, что ей было “сложно научиться доверять”, хотя когда он ушел, мечтала о нем, не думая о доверии. Не верьте никогда, что причина в “сложно доверять”. Люди сидят в минусе, безо всякого доверия, в тревоге, и минус их только растет от этого. Зато в плюсе начинаются придирки: доверять не могу, то да се. Доверие тут ни при чем! Дальше она пишет истинную причину: растолстел (люди с потерей самоуважения теряют привлекательность, даже физически), “стал мягче, безвольней и податливее, мужчину видеть в нем перестала”. Это про недоверие? Про тревогу? Безвольному и податливому мужчине она так не доверяла, что аж тряслась от страха, вдруг обманет? Никогда не верьте в этот бред. Это дурная рефлексия и самообман, когда женщины в плюсе называют причину “недостаток доверия”. Это переводится как “прыгай выше, а я посмотрю”. (То же самое и мужчин касается. Если вам мужчина говорит, что ему нужны “доказательства вашей преданности”, на самом деле нужна дистанция, потому что он плюсует и ничего ему доказывать не нужно).

То есть схема “заглажки вины” очень проста. Попросить прощения (один раз), сказать о серьезных намерениях (один раз), компенсировать делом или материально (один раз, но тут желательно быть щедрым). И дать женщине время, не дергая ее и не теребя (в идеале отойдя на дистанцию). В этом случае она может сама начать торопиться простить и, главное, ей будет хотеться вас простить (если только она не остыла задолго до вашей “вины” и вина была лишь поводом “обидеться”), а если вы будете маячить под носом, вытягивая из нее прощение щипцами, она будет отмораживаться и с каждым днем ей все меньше захочется “прощать”.

Иногда женщины сами вносят путаницу, рассказывая, как “оттаяли постепенно” в ответ на беготню провинившегося мужчины. На самом деле все выглядит чаще всего иначе. Он бегает, она отмораживается и обесценивает его. Ему надоедает бегать и он отстает. Вот здесь ее плюс начинает снижаться, она ждет продолжения, скучает, боится, что все кончено и теперь вспоминает его беготню с теплотой. Понимаете, какой глюк? Тепло отзываются о беготне не во время беготни, а когда она уже прекратилась, когда это – воспоминания, а мужчина вернул себе самоуважение. Опасность в том, что беготней вы можете не просто временно вырастить плюс женщины (плюс немного вырос, потом упал, не беда), а нанести непоправимый ущерб своей фигуре в ее поле, то самое “перестала воспринимать как мужчину”, и не временно, а стабильно, навсегда. Такое часто бывает с утратой самоуважения и ее уважения к вам.

Читайте также:  Виноград — дерево жизни

Главный ваш враг – нетерпеливость и иллюзия, что если вы не будете нависать над женщиной, она распадется на атомы или выйдет замуж за другого, а если будете нависать, она “оттает” и откроется вам опять (стесняша и бедняша, волчонок недолюбленный). На самом деле, пока вы нависаете над разочарованной женщиной, выполняя все ее указания со взглядом испуганной собачонки, она рассматривает вас критически и обесценивает ваши достоинства, которые раньше идеализировала, то есть закрывается все больше, отмораживается сильней. А если вас рядом нет, она думает о вас и растит фигуру. Появитесь чуть позже и проверьте, изменилось ли ее отношение. Если она стала теплей, попробуйте сблизиться, но если получите отказ в любой форме, даже в мягкой, отступите на дистанцию опять, дайте еще немного времени. Это куда выгодней, чем брать ее штурмом снизу. Может быть вы и возьмете штурмом женщину сегодня, но завтра она вам скажет, что “подумала и поняла, что прошлого отношения уже не вернуть, рана слишком глубока”. Рана не глубока, она просто стала гноиться от избытка вашей слюны и частых прикосновений.

Рана не лечится зализыванием, вы ведь не собаки. Да и нет никакой особенной раны, есть пересмотр прошлых обид из сегодняшнего плюса критическим взглядом.

Мужчины, есть опыт заглаживания вины? Удачный? Насколько?

Женщины, перед вами вину заглаживали? А вы?

Эволюция вашего винного вкуса (смешно, но правда)

Потребление вина – во многом самостоятельное путешествие, и вполне вероятно, что ваш винный вкус со временем будет меняться. Эта эволюция вкуса, возможно, однажды уже произошла в вашей жизни.

Семь стадий ваших винных вкусов

Пришло время уделить немного внимания каждому шагу на пути эволюции винного вкуса, от начинающих до энтузиастов. Однако, по иронии судьбы, может так случиться, что как только вы доберетесь до конца, вы обнаружите, что оказались в самом начале. Узнайте, где ваш винный вкус вписывается в эту схему.

Фаза сладких вин

На этой стадии обычно выясняется, что вино – для вас! Если вы приходите к вину из мира джина или коктейлей на водке, то, скорее всего, ваш винный вкус предпочтёт сладкие белые и розовые вина. На первый взгляд, эти вина прямолинейны, их легко понять, благодаря хорошо выраженным фруктовым ароматам и сладко-терпкому вкусу.

Как ни странно, сладкие вина предназначены не только для новичков. Почти каждый Master-Sommelier и Master of Wine (это – высокие звания в мире специалистов. – Прим. А.Т.) в какой-то момент заявляли о своей любви к сладким белым винам, в том числе к немецкому Riesling-у, венгерскому Tokaji. Так что не позволяйте винным снобам «тушить» вас.

Первая любовь к красному вину

Нас легко заманить в мир красных вин. Красное вино является самым обсуждаемым, оцененным и коллекционируемым видом. Также оно ассоциируется с интригующей пользой для здоровья. Но… как развить вкус для красного вина? Это – тот момент, когда фруктовые красные вина находятся в идеальном фокусе. От белых и розовых сладких вин к красным легче перейти тоже через сладкое вино. Для молдавских читателей и из стран постсоветского пространства лучшим примером такого вина является «Кагор».

Также знакомство с красными винами начинается с не очень сложных для понимания ароматов и вкусов, которые могут быть, например, у вин Merlot, Malbec или Shiraz. Эти вина могут быть лёгкими или полнотелыми, но все они обладают сладкими фруктовыми нотами, которые доминируют во вкусе. Чтобы добиться этого стиля, виноделы часто оставляют в вине небольшое количество натурального остаточного сахара, происходящего из виноградных ягод, чтобы подчеркнуть фруктовые оттенки в вине.

Эпоха полнотелых вин

Теперь усилим впечатления. Больше фруктовости. Больше спелости. Больше тела. Больше сочности. Больше всего. Полные красные и белые вина, такие как Cabernet-Sauvignon, Syrah или барриковый Chardonnay, похожи на еду в бокале. Ваши навыки дегустации улучшаются по мере того, как вы определяете различные вкусы в вине и связываете их с процессами производства вина. Например, вкус сливочного шоколада или ванили в полнотелом красном вине почти всегда происходит от его выдержки в дубе. Добавьте слой за слоем аромат букета и длинное послевкусие, и будет сложно не полюбить эти вина.

Если вы любите такой стиль вина, то вы не одиноки. Много ТОП-овых регионов мира специализируются на этом стиле – Напа-Вэлли, Риоха, Бордо, Мендоса, Баросса-Вэлли, Вальполичелла, Монтальчино и т.д. В Молдове такие вина можно встретить, в основном, из южного региона, особенно Valul-lui-Traian, или из пуркарской зоны. Этот стиль нравится очень многим любителям вина. Некоторые из вас решили, что полнотелые, сочные вина являются окончательным выбором для вашего винного вкуса и гордо стоят на своем решении.

Эра элегантных вин (Стадия PinotNoir)

Те, кто прошёл стадию полнотелых красных вин и вышел из неё, являются частью малочисленных винных энтузиастов. Если ваш винный вкус предпочитает элегантность, скорее всего, ваши вкусовые рецепторы уже перешагнули уровень среднего дегустатора. У вас очень мало проблем с определением изысканных цветочных нот в вине, таких как фиалка, и дифференциацией таких ароматов, как фенхель, анис, лакричник и смола. Поэтому вас часто привлекают вина с определёнными ароматами.

К элегантным красным винам относят Pinot-Noir, Nebbiolo, выращенный в прохладном климате Syrah, Carmenere, Sangiovese.

К элегантным белым – Gruner Veltliner, Assyrtiko, Soave, Chablis и Albarino.

Элегантные вина становятся новой «роскошью» в мире вина. Видимо, причина заключается в том, что для того, чтобы полностью оценить эти вина, вы должны быть способны их понять. И поскольку для определения тонких ароматов в элегантных винах требуется много умения, вокруг них, как правило, есть налёт эксклюзивности. Эта эпоха виновна в появлении снобизма в потреблении вина, но его можно преодолеть с помощью пузырьков…

Стадия игристых вин

Когда мы влюбляемся в игристые вина, мы отбрасываем все наши предвзятые понятия о вине. Игристые вина, произведенные двумя брожениями и с давлением в бутылке до семи атмосфер, являются одними из самых сложных в производстве вин.

Если вы любите пузырьки, значит, вы пришли к пониманию вторичных ароматов в вине (они происходят из ферментации), включая ароматы хлеба, бисквита, дрожжей и даже пива. Благо, у любителей волшебных пузырьков в Молдове есть большой выбор игристых вин, изготовленных как по классической технологии с вторичным брожением в бутылках, так и в резервуарах.

Натуральные и другие выдержанные вина

Независимо от того, как вы дошли до этого этапа, вы глубоко погружаетесь в увлекательный мир натуральных вин и за его пределы.

Эти вина включают в себя оранжевые вина, сухие Шерри, Мадеру, не сульфитированные натуральные вина, выдержанные в амфорах вина, биодинамические вина и всё, что не соответствует традиционному понятию «вино».

Ваши друзья не поймут вашу одержимость, но это никогда вас не останавливало.

Период «Я ненавижу вино» (любовь-ненависть)

Вино — это эмоциональный опыт. В вашем путешествии по миру вина однажды возникнет момент, когда вам не захочется больше ни капли вина. Вы можете наслаждаться коктейлями и пивом, но по какой-то необъяснимой причине каждое вино, которое вы пробуете, вас начинает раздражать. Это значит, вы передержали себя. Такое случается с людьми, работающими в винодельческой промышленности. Просто сделайте глубокий вдох, вино снова будет в вашей жизни, когда вы будете готовы к этому.

На самом деле, это может быть идеальным временем, чтобы сладкому Riesling-у дать ещё один шанс… То есть – назад к сладким белым винам (в начало), потому что вино по сути – это круг.

Вина и ответственность

Основной камень преткновения во всех дискуссиях, хоть политических, хоть экономических, хоть психологических, – это слияние вины и ответственности.

Меня психологический дискурс, конечно, волнует, но почти то же самое – во всех остальных.

Как только звучит мнение, что человек ответственен за свой внешний вид, за свою личную жизнь, за свои отношения, тут же возникает оппозиция в виде: “Обвинение невиновных?”

Понимание того, что человек может быть совсем невиновен, но при этом ответственен, нет.

Все рассуждают как в детском саду: Ваня разбил чашку? Значит в углу стоять ему, а не Маше. Кто виноват, то и отвечает (наказан). Ваня может и не стоять в углу, но пусть тогда его родители принесут взамен чашку. Эта справедливость работает только в самых простых условиях.

Но как только условия усложняются, вина и ответственность перестают совпадать.

Предположим, ваш дом разрушила стихия. Смерч или пожар. Была охота свалить вину на тех, кто строил дом, наказать и содрать с них компенсацию, как с родителей Вани. Однако выяснилось, что это именно стихия. Никто не виноват. То есть виновата, собственно, стихия, но, вот ведь черт, отвечать не хочет. Ни в угол ее не поставишь, ни денег с нее не сдерешь. Безответственная она.

В случае стихийного бедствия общество может помочь безвинно пострадавшему человеку. На его месте мог бы оказаться каждый. Злые и жадные люди буду доказывать, что он сам был неаккуратен, безалаберен, поэтому лишился дома. Стоит перекинуть всю вину, и человек сам отвечать будет. Но множество несчастий происходит именно что без вины человека. Все заранее учесть и проконтролировать нельзя, несчастные случаи все равно будут. И отвечать за это придется человеку самому. Как бы ему ни хотелось, чтобы общество, увидев его невиновность, все взяло на себя (хотя оно тоже не виновато!). И оно возьмет частично, если хорошее общество, но основная тяжесть ответственности ляжет на его плечи. И чем раньше он с этим согласится, тем быстрей он восстановит свой дом. Если он будет жалобно плакать и ждать помощи по причине своей невиновности, не беря на себя ответственность, велика вероятность, что он останется без дома, и даже собранные соседями деньги пропьет.

Поэтому виновата стихия, а ответственность – на том, кому этот дом нужен. Стихии пофиг. Общество может помочь и поддержать (хотя оно тоже не виновато, но берет на себя часть ответственности!), но основной заинтересованный – хозяин дома, его – основная ответственность.

Непонимание того, что вины твоей может не быть, но вкалывать все равно придется тебе и нести ответственность своей головой, приводит к тому, что люди, считающие себя невиновными, ничего не хотят делать. Если общество равнодушно, им в конце концов приходится, но если общество сострадательно, то ответственность берет оно, хотя вины на нем тоже обычно нет.

То есть отвечает тот, чей это интерес, а не чья вина. Простая формула! Ваш интерес? Ваша ответственность? Нет вашей вины? Да, бывает. Хотите разделить ответственность? Найдите того, кто тоже заинтересован. В хорошем обществе все заинтересованы в счастье каждого, поэтому помогают друг другу. В плохом. как получится.

Вот, к примеру, очень полная девушка. Ее полнота – не ее вина. Она не выбирала быть полной, она рано стала такой в силу невротических причин, дурных привычек, которые сложились в ее семье, стресса и особого застревания, к которому склонна ее психика. Ее детский опыт и конституция таковы, что она стала полной там, где ее ровесницы намного легче сохраняли стройность. Обвинять ее в том, что она толстуха, глупо. Она не виновата. Однако ответственность все равно лежит на ней. А на ком?

Можно обвинить мать девочки, но каким образом та поправит ситуацию? Будет выплачивать дочке алименты? Каждый день посыпать голову пеплом? Это поможет избавиться от полноты? К тому же мать и сама не виновата, на нее тоже действовал ее невроз и сила привычки, которая сложилась не по ее выбору и не по ее вине. Мать тоже не виновата, она легко может передать эстафетную палочку вины своей матери, а та своей или Гитлеру, поскольку все началось с психологической травмы, полученной в голодном блокадном Ленинграде. Будет ли нести ответственность Гитлер? Поможет ли он толстой девочке?

Толстая девочка, если хочет быть здоровой и красивой, должна взять ответственность на себя. Чья вина вообще не имеет значения. Как стихия разрушила чей-то дом, так другая стихия влияла на ее полноту. Но как бездомные люди должны построить себе новое жилище, так толстая девочка должна построить себе новое тело. Точнее не то чтобы должна, она может остаться и в старом, а погорельцы бездомными. Она может до конца жизни следовать инерции и есть пончики, жалуясь на гормоны и мать, а погорельцы могут жаловаться на несчастный случай. Случаю безразлично, а мать может горько поплакать. Но кому от этого польза?

Ответственен тот, чей интерес и у кого – рычаги влияния. Рычаги влияния есть не всегда, но если это в ваших интересах, надо их искать, добывать и создавать. Другого выхода нет. В большинстве случаев ни найти виноватых, ни перекинуть ответственность не получится. Это не детский сад, где все довольно просто. И то.

Приведите примеры, где вина и ответственность абсолютно не совпадают: виноват один, но отвечать никак не может, отвечать должен и может другой.

Ссылка на основную публикацию